Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image

SOFIYA BAESH | September 24, 2018

Scroll to top

Top

No Comments

Почти каждый родитель недоволен поборами — и почти каждый молчит. Но есть рецепты борьбы.

Почти каждый родитель недоволен поборами — и почти каждый молчит. Но есть рецепты борьбы.

Об этом говорит Наталья Ковалева, исполнительный директор Transparency Kazakhstan. Этот фонд занимается исследованиями в области коррупции, проводит просветительские мероприятия. Цель: популяризовать нулевую терпимость по отношению к ней, повысить правовую грамотность. Один из последних проектов фонда – антикоррупционная школа. Ее провели в Караганде и Актау, на собраниях присутствовало 170 человек. Говорили о том, как противостоять коррупции, как ее различить. Проводили практические занятия, чтобы граждане понимали, что именно зависит от них, как живет наша страна. И вот теперь такое собрание пройдет в Алматы.

 

Школьная форма не должна быть от одного производителя

— Не так давно вы опубликовали ответ из Министерства образования о том, что родителям не надо покупать одинаковую физкультурную форму. У вас было такое объявление.

— Речь идет не об одинаковой физкультурной форме, а о лоббировании интересов одного производителя.

— Физкультурной формы или школьной?

— Любой формы. Потому что учителя, директора школ руководствуются приказом № 26 о новых правилах школьной формы. Теперь мы знаем, что общешкольный родительский комитет решает, какой должна быть школьная форма – цвет, фасон, галстук, наличие жилета для мальчиков, длина и фасон юбки для девочек. Но

в школах все восприняли так, что будут выбирать определенного производителя. Хотя этого не имеют права делать

— И еще в конце прошлого учебного года был разговор, что физкультурная форма у девочек и мальчиков должна быть одинаковой.

— Да. Она должна быть одинаковой. В приказе №26 минобра написано, какой должна быть спортивная форма. Цвет штанов одинаковый, цвет футболок одинаковый. В принципе, про олимпийки речи нет.  Штаны и футболка. Школы это восприняли как описание всей спортивной формы для всей школы, а количество детей в школах разное. И 800 человек, и 1200, и 2500-3000 человек. Представьте, какой огромный заказ должна сделать школа, если выбирается один производитель. Мы видим в этом коррупционные риски.

— А в чем коррупция?

— Если оптовый заказ размещается у одной компании, то заказчику, естественно, идут комиссионные и обязательно скидка.

— Но в магазине тоже бывает скидка. Как установить факт коррупции?

— Нужно смотреть, по какой цене закупается школой форма и по какой цене продается родителям. Но здесь еще такой вопрос: в разъяснении минобра сказано: школы не имеют права лоббировать интересы какого-то производителя. Школы не имеют права говорить родителям, в какой фирме нужно закупать школьную или физкультурную форму.

13895397_1123279484408243_3413636822458523707_n

 

 

— Здравый смысл подсказывает, что родители могут купить форму в любом магазине, не интересуясь производителем. Значит ли это, что надо брать форму именно казахстанского производителя?

— В приказе сказано, что управления образования рекомендуют родителям брать форму казахстанского производства. Производители обратились к Министерству образования, чтобы помочь им распродать форму, чтобы люди узнали о существовании казахстанских производителей. Но это носит только рекомендательный характер. Требовать, чтобы все ученики были в форме казахстанского производителя, школы не имеют права. К нам

поступают жалобы от родителей — их предупредили, что если ребенок придет в форме иностранного производителя, его не пустят в школу

Здесь опять же нарушение закона.

Куда жаловаться родителям

— И этим будет заниматься Transparency Kazakhstan. По каждому случаю?

— Чтобы заниматься каждым случаем, нам нужно открытое заявление родителей. Нам звонят, нам пишут личные сообщения в Facebook,, просят не называть имен.

— С чем это связано?

— Все боятся за своих детей. Боятся давления со стороны учителей. Поэтому каждый родитель хочет, чтобы кто-то сделал это за них. Но это невозможно сделать. Нужно идти и добиваться исполнения своих прав самому. У нас есть давление и других родителей.

— На кого?

— Часть родителей — против, часть — за.

— Почему родители делятся?

— Потому что есть люди с большим уровнем достатка. Для них эти суммы не играют большой роли в семейном бюджете. Люди с невысоким достатком смотрят, по какой цене могут купить физкультурную форму, обувь. Собрать ребенка в школу – достаточно дорогостоящее мероприятие. Когда родители пытаются сэкономить на всем, они ищут, чтобы качество соответствовало цене. И не могут покупать дорогое. Здесь и идет конфликт.

 

123 петякшева — копия

На что уходят школьные фонды?

— Есть так называемые школьные фонды, в который родители собирают деньги. Что с ними происходит?

— Если родители готовы оказывать школе помощь – материальную, нематериальную, то мы – за. Мы говорили и с учителями, и с директорами школ. Опять же анонимно. Директора говорят — нам нужна помощь родителей, школа не может обойтись без их постоянных финансовых вливаний.

— На что не хватает? Зачем они эти деньги собирают?

— Не хватает на хозяйство. Например, все мы хотим, чтобы в школах были чистые туалеты. У техничек небольшие зарплаты. Школы доплачивают техничкам из родительского фонда.

— Иными словами, бюджет недостаточно дает денег.

— У этих сотрудников низкий уровень зарплат. Учителям премии выплачивают раз в год — «Лучший учитель». Поощряют классы, которые в течение года активно участвовали в жизни школы. Но здесь есть такой момент:

деньги нужно сдавать в фонд только через банк. Ни в коем случае не наличными. Прием наличных средств – это нарушение закона

— Да, есть такая выписка: «Добровольный взнос родителями на спонсорский счет учреждения осуществляется самостоятельно через банки второго уровня». На самом деле это происходит по-другому.

— Происходит по-разному. Кто-то платит на счет, кто-то приносит деньги наличными. И это не всегда требование школы. Иногда родители сами несут наличные деньги.

Граждане сами провоцируют коррупционные преступления

— Здесь речь идет о родительском комитете, который собирает деньги с каждого родителя. Об этом речь?

— Скажу по своему опыту. Наш родительский комитет собирает деньги на нужды класса. В фонд школы родители платят сами на счет.

— Безналичными.

— Может спонсорские взносы кем-то платятся и наличными. Я не знаю. Но так нельзя делать. Еще один вопрос по школьным фондам: вы платите деньги официально, а от школы, от фонда обязательно нужна обратная связь. Раз в год,

раз в полгода фонд должен отчитываться – сколько денег поступило на счет и как они расходовались

— По правилам, при наличии спонсорского счета руководство школы обязано отчитываться перед родителями на общешкольных собраниях, и даже размещать отчеты на интернет-ресурсах. Это вы исследовали?

— Если мы говорим об Алматы, то не у всех школ города есть свои сайты. Поэтому

отчеты школьных фондов не печатает никто

— Есть отчеты, сколько денег из бюджета поступило, на какую статью расходуется. Но по фондам информации нет. А она должна быть открытая.

Родительский комитет

— Что такое родительский комитет? Что за явление? Это общественное объединение или кружок по интересам?

— Это неформальное объединение. Объединение родителей. Нет такого юридического лица. В школе родительский комитет обычно выбирается. Но не все горят желанием заниматься общественной работой.

— Какие задачи ставят перед родительским комитетом? Зачем он нужен?

— Обеспечить детям комфортное пребывание в школе. Чтобы всегда были запасные ручки, карандаши. Родительские комитеты покупают все, что нужно школе, закупают подарки на Новый Год, 8 Марта.

— Учителям подарки.

— Это салфетки, мыло, вода.

— Этого в школе нет.

— Да. Это приходится покупать. Есть еще дополнительные учебные материалы.

— Как школа относится к этому неформальному комитету?

— Прекрасно относится. Нужны родители, которые будут поддерживать связь с администрацией школы и доносить решения до других родителей.

— Как рассматривать схему: школа — родительский комитет – родители?

— Это прекрасная схема, если нет злоупотребления.

— О чем речь?

— Если родительский комитет проталкивает интересы школы, заставляет принимать указания без обсуждения, это носит декларативный характер и никто не имеет права отказываться, то к этому мы относимся негативно.

Собрание для всех родителей Алматы

— Что вы можете сделать как организация, занимающаяся антикоррупционной деятельностью, чтобы родители писали не анонимно, а соглашались  выступать легально?

— Думаю, пока нам рано говорить о том, что родители будут открыто жаловаться. Иногда трудно доказать, что есть давление на школьников по сбору денег. Сейчас модны чаты родителей в WhatsApp. Иногда учителя открыто пишут — сдавайте деньги, пишут сумму, на какие цели. Это готовый материал, чтобы писать заявление. Но мало кто на это решится. Ребенок может попасть в черный список.

— Какой черный список?

— Другие родители будут сторониться этого родителя.

Ребенок будет изгоем. С ним не будут дружить. Из-за того, что его родители не хотят соглашаться с предъявляемыми требованиями

— Как Transparency Kazakhstan может помочь?

— Мы организовываем общешкольное родительское собрание в Алматы. Оно пройдет 17 августа в лицее № 92 в 18:30

На сайте Transparency Kazakhstan есть форма, по ней можно зарегистрироваться родителям, которые хотят поучаствовать. Там будут присутствовать представители управления образования Алматы. Мы не приглашаем ни учителей, ни директоров, чтобы у нас не было скандалов и обвинений. Мы хотим провести конструктивный диалог, чтобы родители получили официальное объяснение управления образования, какую форму они имеют право покупать и как финансировать школу. Родителям расскажут, что нельзя сдавать деньги учителю наличными.

Родители сами мирятся с коррупцией

— Согласно приказу управления образования, все-таки запрещен сбор средств с родителей…  Есть же еще воспитанники детских садов. Категорически запрещены все виды сборов денежных средств с родителей, в том числе за прием в детские сады, школы, за перевод из школы в школу, за обучение и так далее. За неисполнение данного приказа на виновного возлагается дисциплинарное взыскание вплоть до увольнения. Кого-нибудь уволили?

— У нас таких данных нет.

— Прокомментируйте этот запрет. Фактически сбор запрещен. И тем не менее мы говорим, что сбор идет. В чем логика?

— В правовой безграмотности. Мы не знаем своих прав. Если нам говорят, что нужно собрать наличные на шторы или на охрану школы, то извините —

на охрану школы деньги выделяются государством

Собрать с каждого ученика определенную сумму — это чемодан денег.

Нужно задуматься: школа будет расплачиваться с предпринимателем чемоданом наличных? Или он выбьет кассовый чек?

Нужно будет объяснить, откуда школа взяла деньги, если оплата пройдет официально. Люди предпочитают не задаваться этими вопросами, чтобы не было проблем. Но есть и те, которые отказываются это делать.

— И они правы.

— Они правы. Но они вызывают гнев других родителей.

— И попадают в черные списки. Круг замыкается.

— В этом смысле нам нужна правовая грамотность. Мы должны понимать, если на какую-то статью расходов школе выделены деньги, значит не нужно их собирать. Если школе нужны деньги, мы должны платить на счет через банк.

Страх попасть в черный список

— Отмечается, что в случае представления доказательных материалов с указанием ФИО лица, потребовавшего взнос, к нему будут приняты соответствующие меры. Как собрать доказательную базу?

— Это уже вопрос к юристам.

— Получается, родитель, который сдает деньги наличными в школьный фонд, чтобы что-то доказать, должен обращаться к юристам как минимум?

— Как минимум он должен написать заявление в прокуратуру. А там уже юристы будут разбираться в этом деле.

— А ребенок в это время…

— Смотрите, как у вас сложатся отношения в школе. Я не могу отвечать за каждую школу, учителя и ребенка.

— Мы говорим о родителях, которые отказываются платить. Получается, что на них и доказательная база. Они должны доказать, что это незаконный сбор.

— Да. Если у родителей есть чат, то это одно из оснований подать заявление. А дальше будут разбирательства. Но это будут единичные случаи. И если единицы будут отказываться идти на коррупционные преступления, а большинство родителей будут все так же собирать деньги в конверте, а не через банк, то это не сможет быстро и кардинально изменить ситуацию.

Когда закончится коррупция

— Чего сегодня не хватает нашим школам?

— Думаю, не хватает ответственности, соблюдения законности. Мы привыкли жаловаться на бедность, низкие зарплаты, слабую материальную базу. Но мы должны понимать, если мы идем на преступление, то за ним может последовать наказание. И

не нужно говорить – бедные учителя, бедные врачи, мы должны доплачивать им зарплату. Мы же не доплачиваем водителю автобуса за то, что он нас довез

Хотя это тоже категория людей, которые недовольны своей зарплатой. Мы же не платим за хлеб больше, чем он стоит. Хотя продавец тоже имеет невысокую зарплату.

— Какова вероятность, что ситуация с поборами прекратится в ближайшем будущем?

— От каждого из нас зависит.

— Вероятность существует теоретически.

Знаете, я – оптимист. Считаю, что нам нужно активнее работать в этом направлении. Думаю, что и тот, кто берет деньги, и тот, кто их дает, одинаково совершают преступление. Когда каждый из нас поймет, что кладя денежку в конверт как подарок учителю, совершает преступление.

Учителю можно подарить цветы, конфеты. Учитель – не госслужащий. Ему можно преподнести такой подарок

А госслужащему нельзя дарить цветы и бутылку вина. Это серьезное нарушение, за которым последуют серьезные штрафы.

— Получается, Transparency Kazakhstan призывает к совести родителей.

— Мы не призываем к совести, не пытаемся насильно кого-то обратить в свою веру – стать честными и неподкупными. Это на совести каждого человека. Коррупция в школах – бытовая коррупция, самый низший ее уровень, с которым мы сталкиваемся. И

победить бытовую коррупцию вполне реально. Это сделал Узбекистан

Вы знаете, что в Европе есть коррупционные преступления, это политическая коррупция – лоббизм. Гораздо сложнее победить это зло. Но на бытовом уровне, чтобы граждане почувствовали себя более свободными и уверенными, коррупцию победить можно. Для этого каждый должен нести за это ответственность. Не давать взятки, понимать, что мы по закону имеем право получить бесплатно. Если мы должны платить за услугу, то по закону и через банк. Если это добровольное спонсорство, у человека нет желания или возможности, он имеет право этого не делать. Никто не имеет права требовать.

— Мои вопросы закончены. Хотели бы вы что-нибудь добавить?

— Я бы хотела сказать о родительском собрании, которое пройдет 17 августа. Хочу, чтобы родители регистрировались и приходили. Мы не будем передавать ваши персональные данные ни в управление образования, ни школам. Никто не будет знать имен и фамилий людей, участвовавших в собрании. Все, что мы будем обсуждать, анонимно. Попросим прессу поприсутствовать, если интересно, но съемки вести не будем. Если родитель захочет выступить и рассказать о своей проблеме, это не выльется во вне. Мы хотим конструктивно решить, как исправить ситуацию. Чтобы родители не напрягались в школах по коррупции и чтобы школы перестали в ней обвинять. Учителя и директора – уважаемые люди. Мы доверяем им своих детей. Чтобы эти люди очистились от этого, нам нужно, чтобы не было подобных обвинений – основательных и безосновательных.

— Наталья, спасибо! Желаю, чтобы ваша деятельность в обозримом будущем принесла хорошие плоды! Чтобы школу не связывали с коррупционной деятельностью. Школа – это чистое светлое место, куда наши дети приходят учиться не коррупции и не поборам, а знаниям.

— Да. Хочу, чтобы мой сын учился именно в такой школе.

— Спасибо!

 

Видеоверсию смотреть здесь.Просмотров: 89

Object moved

Object moved to here.