Архив за месяц: Февраль 2019

Ссылка

София Мустафаева

По всей республике у нас более 3 миллионов учащихся школ. На реформу образования по государственной программе выделено 509 миллиардов тенге. Если бы у нас был выбор — сделать голосование — что лучше, построить новые здания школ или провести реформу внедряя новые учебники и отменяя оценки, я лично проголосовала бы за новые современные школы, оборудованные по последнему слову интеллектуального развития человеческого потенциала. Если бы я знала, какие подробности выявятся на интервью в экс-вице-министром образования Муратом Абеновым, я бы заготовила заранее еще больше вопросов и адресовала бы их нынешнему министру образования. На самом деле, как только мы записали интервью, на следующий день пришла новость, что правительство отправили в отставку. Все что ни делается к лучшему, думаю, что новый министр, сможет понять глобальность проблемы, которую заложили в 2010-м году. Мурат Абенов пришел в министерство, когда уже была принята программа , в 2012 году, и проработал там один год, до 2013 года. За это время — до сегодняшнего дня , он общим взглядом провел аналогии , с которыми столкнулись обычные школы, в которых внедрены реформаторские идеи. Подробнее, читайте в интервью.

Мне кажется, что я только на первой ступени понимания, в каких масштабах идет развал образования. Надо смотреть глобальнее, и шире. Но уже ясно, что есть смысл задать вопрос самим авторам, организаторам и исполнителям реформ — что они подразумевали, отменяя отметки 5,4,3,2? И кого хотят видеть в роли педагогов, учителей, даже тех менеджеров по продажам, если образование высшее нужно, по их пониманию, только 15 процентам по определению квалификации рабочих мест? И еще : - на реформу образования выделено 509 миллиардов тенге. 

Вдумайтесь в эту цифру….

__

Теперь про интервью. Записывали по вотсап, интервьюируемый в Астане, я в Алматы. Современные средства оперативной связи позволяют делать замечательные вещи, в том числе и актуальные интервью на темы, которая интересует огромное количество людей. В стране насчитывается порядка трех миллионов учащихся школ. Всего в стране 7 339 школ. Даже если очень примерно прикинуть арифметику, практически каждая вторая семья имеет детей школьного возраста и фактически всё население так или иначе соприкасается как со школами, так и с вузами. А значит, реформа образования касается каждого казахстанца. Поэтому, считаю что интервью на данную тему, надо записывать еще, потому что мы успели проговорить лишь небольшую часть вопросов. Мурат Абенов огромное спасибо за разрешение опубликовать без согласования с ним, это ценно с точки зрения свободы слова. Спасибо за доверие! __

С.М.- Мурат Абдуламитович, в какие годы вы были вице-министром образования, уточните пожалуйста.

М.А.-С 2012-го по 2013 годы.

С.М.- Может быть тогда готовились реформы в образовании — про введение трехъязычия, смену учебников, что вы знаете об этом?

М.А. — Вообще реформы начались с 2010-го года. Была принята государственная программа развития образования.

С.М.- В чем суть этих реформ, что именно намеревались реформировать? 

М.А. — Самое главное – что знания должны быть современными, востребованными. Чтобы к каждому ребенку был максимально индивидуальный подход. Чтобы ученик мог получить знания, и использовать их в жизни. 

Чтобы образование помогало каждому ребенку в будущем максимально самореализоваться. При этом не нанося вред его здоровью. Помогая ему комфортно чувствовать себя в школе. Знания и не только знания, а второй вопрос – был связан с воспитанием ребенка. 

Воспитать и научить гражданина, который будет не только для себя жить, но и ради общества. 

С.М.- Сейчас по итогам, столько лет прошло, сейчас что вы наблюдаете в образовании? Как вы воспринимаете изменения, связанные с реформой?

М.А.-Эволюция этих реформ происходила с постоянными изменениями. В первую очередь это было связано с тем, наверное, когда приходил новый министр, новое руководство, подходы к реализации реформ, они менялись. Иногда изменения были чуть-чуть отличительны по своей логике, от того, что изначально задумывалось. Конечно, это создает проблемы, что реформы не дают, тех результатов, которые мы изначально ожидали.

По сути, сами критерии того, какие реформы правильные, кардинально какие изменения пошли?

Мы, если честно, чуть- чуть запутались в определении того, какие реформы нам нужны. То есть, например, было понимание, что мы должны провести реформы в образовании для всей страны. 

При этом, мы забыли, что у нас дети разные, у нас регионы разные. У нас даже языки обучения разные. Разная инфраструктура, разные территории, социальные условия, тех, кто учится и ориентировка на какие-то приоритеты или стандарты, которые нормальны для одних, они не очень подходят для других. 

Одной из больших ошибок я считаю перенесение на всю систему образования опыта Назарбаев школы. Назарбаев школы – это элитарное образование, очень дорогое, где на одного ребенка тратится сумма примерно в 10 раз больше, чем в обычной школе. И дети отобраны по конкурсу. Уже после такого переходного периода, в возрасте, когда уже определился ребенок со своими интересами, талантами, способностями. 

И вот среди этих детей, по всей стране мы выбираем наиболее одаренных, наиболее способных, мотивированных талантливых детей. Дети все талантливы. Но здесь именно по определенным критериям, отбираем в очень комфортабельные школы, с лучшими материальными условиями, лучшими преподавателями. Это очень элитарно все. 

С.М.- В Назарбаев школы очень трудно попасть, конкурс от 10 до 15 человек на одно место.

М.А.- Да, эти дети, в понимании идеологов изменений – самые подготовленные для обучения в этой школе. Но они ориентированы на получение академических образований. Готовят людей к занятиям наукой, инноваций и так далее.

С.М.- Вы хотите сказать, что все эти элитарные методы обучения, академические, перенесли на обычные школы?

М.А. -Я пока говорю о Назарбаев школах. И вот теперь, когда они какие-то еще не доказанные, то есть, еще рано говорить о каких-то результатах про Назарбаев школы. И мы принимаем решение распространить их опыт на все школы. Но опять не в полном варианте, а частично. Элементами определенными. 

С.М.-А какие элементы оттуда взяли? 

М.А.- Чем отличается Назарбаев школы? Это новые современные здания, школы, в которых обучаются в одну смену, весь день учатся.

До обеда теория, после обеда практика. С утра у детей полное погружение. Подготовлено общежитие. Учителя в двойном комплекте. То есть один учитель дает с утра теорию, другой учитель после обеда практику.

До обеда учатся в одних кабинетах, приспособленных для получения теоретических знаний, после обеда в лучших лабораториях, которые обучают практическим навыкам.

В этих школах отобранные книги и преподаватели. Классы полностью оборудованы, и чтобы дети не нуждались, кормление, социальные условия и так далее, все это бесплатно.

Теперь элементы этой реформы переносится на обычную школу. 

С кучей проблем. В обычные школы, до которой кому-то нужно пешком добираться, ребенку, который живет в обычной семье, иногда в сложных материальных условиях. Его водят в школу, в которой учатся в две смены и после обеда там другие классы. Остается один учитель с зарплатой в 87 тысяч тенге в среднем. Что в четыре раза меньше, чем у учителей, в Назарбаев школах. Это обычные классы, оборудованные по старой системе обучения. 

С.М.-Что именно перенесли сюда, какие элементы, вы говорите о трехъязычии и всё?

М.А.-Я говорю полностью об идеологии образования. Например, ориентированность на академические знания. Ориентированность, чтобы у человека больше сформировать его способности размышлять, искать новую информацию, проводить исследования, лабораторные работы, то есть искать новые знания.

Но с такими способностями людей не так много в любом обществе.

И сразу становится задача: давайте трезво смотреть на реалии.

У нас экономика не инновационная, нам не нужно столько кадров с академическими знаниями.

С.М.-Система баллов оттуда же идет? У нас отменили в школах оценки, система баллов появилась. Это из каких инноваций в системе образования это берется? 

М.А.-Какие оценки? 

С.М.-Оценки: 4,5,3,2 – отменили, появилась система баллов 

М.А.-Мы так называем – сумативные оценки. Это тоже с Назарбаев школ всё, эти оценки.

С.М.-А зачем это нужно в обычной школе? 

М.А. — Вот в тех школах, которые сориентированы на академические знания, оцениваются не только, что человек освоил какой-то конкретный предмет и смог пересказать. Оценивается его способность создать какие-то новые знания, его движение вперед. Когда мы говорим об образовании, очень важно понять – а что нужно стране, что нужно обществу, самому человеку? 

На чем у нас путаница начинается? Вот человек, который заканчивает школу, он с чем сталкивается? Он сталкивается с тем, что в Казахстане у нас нет научных крупных центров, нет инновационной экономики.

85% рабочих мест в Казахстане – нужны прежде всего практико-ориентированные знания. Рабочие места в Казахстане не требуют высшего образования. 85% рабочих мест. 

С.М.-Как понять рабочие места не требуют высшего образования? Значит, на это нацелена реформа образования?

М.А. -У нас реформа образования нацелена на то, чтобы 100% людей которые там учатся, сориентированы на академические знания.

С.М. — И с практическими навыками?

М.А. — Да

С.М. — Что такое академическое образование, объясните пожалуйста

М.А. — Есть разные уровень и разные подходы к целям образования, есть люди, способные к академическим исследовательским направлениям

С.М. — Это более научный подход?

М.А. — Более научный да, но таких людей по природе не так много. Теория образования предполагает, есть школы, которые готовят с академическими знаниями, раньше спецшколы были. А есть школы, которые больше готовят к обычной жизни. Не к тому, чтобы они стали учеными, исследователями и так далее. То есть это разный уровень подходов преподавателей школьных программ и в том числе разный уровень детей. Например, если ребенку неинтересны научные исследования…

С.М. — Здесь речь идет не совсем про академическое образование. А реально про то, что сейчас в школах происходит. Трехъязычие и английский, казахский и русский язык внедряют с первого класса. Дальше отменили систему оценок.

М.А. — Я исхожу из теории образования. Отсюда идем и дальше. Например, человек изначально не имеет (расположенности к академическому образованию – прим. С.М.). Что должен знать в будущем человек, который будет заниматься производством продуктов питания? Работать в сфере услуг, работать на стройке, работать в среде творчества?

Ему нужен весь объем академических знаний или нет? Вот здесь возникает сразу вопрос – сколько языков ему надо, какие предметы у него должны быть?

Есть базовый стандарт. Базовый стандарт он должен в себя включать весь пакет академических знаний. Надо дать ему определенные навыки поиска, навыки исследовательские.

С.М.- Готова ли преподавательская часть образовательной системы к тем изменениям, которые сейчас идут? Уроки стали 40 минут. У нас по академическому подходу, то, что демонстрируют, как вы говорите, система реформ, должно быть 45 минут. Сократили уроки, и методология тоже меняется. Методы обучения. То есть ребенку дают задание на то, что он должен большую часть изучать самостоятельно. Но ведь на самом деле учебники тоже поменяли. Для чего учебники переписали? 

М.А. — Я понял ваш вопрос. Если мы всем детям в Казахстане, стараемся дать академический якобы уровень, у нас должны быть учителя, с академическим подходом, которые умеют возможности каждого ребенка анализировать. 

Каждому сделать индивидуальный подход. У этого преподавателя должны быть различные инструменты породить творческую активность каждого ребенка. Соответственно у него должны быть разные инструменты лабораторий, которые дают возможность саморазвития. Но для этого сам учитель должен быть исследователем. 

С.М.- Как вы можете сейчас оценить уровень профессионализма преподавательского состава в образовании?

М.А.- Если по тем стандартам обычным, я думаю, большинство подойдут. Если мы сейчас одновременно во всех школах хотим якобы сделать уровень Назарбаев школы и хотим для всех установить высокую планку, то сначала нужно построить школы, лаборатории. Собрать в педагогические вузы талантливых детей.

Не так, как сейчас, с итогами ЕНТ в 55-60 баллов поступают в педагогические вузы. Надо набрать талантливых абитуриентов для того, чтобы потом, по окончанию педагогического вуза, когда они придут в школы, учить детей, платить им хорошую зарплату. И в школы придут талантливые учителя. Они смогут обучать талантливых детей.

С.М.- Если запутались, и система по реформам идет как бы общее накладывание шаблона на все школы, то к чему это может привести? Глобально страна к чему может прийти лет через пять? Как вы заметили, по поводу преподавательского состава, мы должны вначале готовить учителей должного уровня, которые могли бы преподавать как в Назарбаев школе. Лет через пять к чему мы придем при таком наложении шаблона на все школы?

М.А.- Я думаю, первая проблема, которая у нас возникнет, это проблема того, что сильные станут сильнее, а слабые станут слабее.

С.М.- Сильные преподаватели или ученики?

М.А.- Я про всех говорю. Сильные ученики станут сильнее. А слабые станут слабее. Представьте, что, например, решили всех школьников страны сделать композиторами. И начали преподавать по одному варианту.

Получается, что те люди, у которых есть способности к музыке, для них это будет супер, они продвинутся вперед. А у кого слуха нет, им бесполезно какой рояль стоит и им как им преподают.

С.М.- Способности слышать у всех есть. Даже в одном классе сильных учеников может быть пять или семь. В классе, допустим 36 учеников. Имеется ввиду, что если учеников с академическими знаниями, а остальные как?

М.А. — Ну вот для остальных нужно было другую программу.

С.М.- Я правильно понимаю, что таким образом образование становится элитарным вообще? 

М.А.- Оно становится элитарное-стандартное, то есть то, которое мы придумали, что так можно сделать. 

Для общего понимания, что все дети разные и детям нужно давать больше такой востребованной жизнью стандарт. Но некоторые дети могут учиться дополнительно. Но вот так всем одинаково установить программу… 

Смотрите, сейчас даже пришли к тому, что сделали единые учебники. 

Раньше было пять видов учебников и каждый класс в зависимости от своей ситуации, мог свой учебник выбирать. 

Сейчас единые учебники, единые стандарты. Это какой-то шаг назад. 

Весь мир идет к тому, чтобы был дифференцированный подход. От каждого ребенка по способностям. А у нас наоборот. Наверное, мы придем к тому, что появится больше частных школ и больше — домашнее образование. Вообще страшно детей вести в такую школу, где реформы придумали, а к этим реформам не готовы. 

С.М.- Скажите по системе Назарбаев школы на одного ученика сколько денег затрачивается в среднем?

М.А. — Было примерно около двух миллионов в год. В обычной школе 1300, в среднем. В южном Казахстане, если разделить на каждого тогда, в те годы получалось тысяч двести. А в северных регионах, где область такая же — 450-500 тысяч на одного ученика в год получалось.

С.М.- В среднем в Назарбаев школе было два миллиона в год, а в обычной школе…

М.А.- В разы больше, мы же видим, там учителя, в четыре раза больше получают, это как минимум. Видим, что нагрузка учителей в классе 25-30 учеников, учитель дает теорию, другой практику. Данное образование – оно дорогое. Должны понять.

Тогда давайте выделять деньги на всю страну. Мы же все одинаково платим деньги в бюджет. Тогда надо по всей стране, в каждом ауле выстроить школу, здание как в Назарбаев школе. Учителям платить не меньше чем тысяча долларов зарплата. Тогда лучшие учителя придут. Построить современные школы, каждый школе поставить лаборатории, тогда реформа будет . А так взять только внешнюю форму, а содержание то есть школ и учителей, материальное положение?

У нас в школах даже нет кондиционеров. В Казахстане в южном регионе средняя температура дня 23 градуса. А санитарное ограничение 21 градус. Детям в школах если нет кондиционера, учиться очень трудно. Почему?

В прошлый раз была инициатива сделать пятидневку, сократить неделю и хотели перенести все занятия на летнее время. Сказали, давайте перенесем, но надо было поставить кондиционеры, иначе дети могли бы падать в обморок.

С.М.- Кто оценивал учебники – качество учебников? 

М.А. - Мы видим, что сейчас выявили учебники с кучей ошибок. Механизм отбора? Три эксперта оценивают учебники, которые никакую ответственность за это не несут. 

С.М. — А что за эксперты? 

М.А. — Ну вот, государственный центр выбирает экспертов якобы, эти эксперты отбирают учебники и миллионными тиражами печатают, оказывается, с кучей ошибок. 

С.М. — И никто это не проверяет? 

- Серьезная проблема. Факты приведены, 

С.М. — А какой центр проверяет учебники? 

М.А.- Они сделали инфраструктуру и там есть эксперты по рангу, эксперты привлекаются к ответу. Это при министерстве образования. 

С.М.- Что вы знаете о поборах, и что вы знаете о школьных фондах и так далее?

М.А.- У вас вопросы слишком широкие. Что я вам скажу. Я против поборов. Поборы говорят о том, что достаточно денег не выделяется. В принципе родители по-хорошему должны подавать в суд. На местные органы власти. И написать, что я плачу налоги, и мой ребенок не получает толком качественных услуг. Верните деньги, которые мы заложили в бюджет.

Но у нас родители не только не шумят и не подают в суд на органы образования. Они наоборот еще деньги собирают. Но надо же вопросы задавать. Почему в одной школе все есть и мел, и уборщицу нанимают, и кормят хорошо, а в другой школе вообще ничего нет. Тема поборов, она искусственная тема. Они не то, чтобы не требуют, чтобы им обеспечили мел. Вообще в этом и родители виноваты. Попробуйте в западной стране родители, например, придут в школу и узнают, что мела нет. Тогда они напишут в счетную палату, потому что нарушаются права детей на образование. А у нас родители еще деньги собирают. ___ Небольшое отступление. Так как я впервые использовала вотсап, во время записи не заметила, что звук не записывается на диктофон и последние слова были срезаны. Поэтому, тема поборов в школах — следующая тема моего интервью вживую.

Дорогие подписчики, тема реформы в образовании очень большая. И то, что я только начала вести интервью на тему, волнующую каждого родителя, будет продолжена. Подписывайтесь на мой телеграм канал, я там буду публиковать интервью. Фейсбук лента быстро уносит потоком информации интересные посты, поэтому самое важное буду публиковать в телеграме https://t.me/mssofi

А пока протестирую публикацию интервью в заметках — в фб, так сохраняется лучшее.

продолжение следует… 154

секреты интервьюера (1)

Мастер-класс «Переговоры. Формула успешных»

Переговоры — удобный способ сообщить о своих целях партнеру по бизнесу. Забудьте про обычные «встречи» и разговоры по теме бизнеса.

Просто готовьтесь и изучайте, где кнопки у оппонента «Я согласен», и » Мы подумаем», затем анализируйте итоги. Вот и всё.

Тратьте меньше времени на простые встречи. Добавьте цели к стратегии переговоров и уделяйте больше внимания любимым вещам.

Поделитесь мероприятием о мастер-классе «Переговоры. Формула успешных» на вашей странице или во вотсапе.И получите скидку в 50% за приведенного друга.

А знаете, что самое лучшее? Переговорные навыки положительно отразятся там, где вы начнете их применять. Хоть в личных, хоть в бизнес-отношениях. Кнопки «Мы подумаем» и Я согласен» работают у всех людей.

У кого и как они расположены, мы покажем вам на мастер-классе, 16 февраля.

Регистрируйтесь https://goo.gl/forms/beMcrANfBWC4L40h1

Кто в теме, тот поймёт сразу.

регистрируйтесь по ссылке https://goo.gl/forms/beMcrANfBWC4L40h1

 

107

кредитный договор фото

при наличии кредитной просрочки вам могут отказать при приеме на работу?

про заявление первого кредитного бюро.

При всем моем уважении к профессионалам из банковской сферы. Выскажу свою точку зрения, несмотря на то, что шум в сети поднялся нешуточный.

Вот цитата из заявления – с сайта сми (ссылка внизу поста):

«Если есть наличие просроченных кредитов, имеются проблемы с выплатой, то соискателю могут отказать в приеме на работу.

Сейчас этой практикой начали заниматься на рынке ритейла крупные гипермаркеты.

Особенно при приеме на материально ответственные позиции работодатели стараются смотреть на кредитную историю и дисциплинированность будущего сотрудника.

Это своего рода ограничительная мера, чтобы избежать возможных проблем с новым соискателем», —

проинформировала глава Первого кредитного бюро Асем Нургалиева.

Почему я считаю, что необходимо опровержение?

Во-первых.

По тому, что такое заявление отпугивает — сразу от кредитов и от банков.

При этом, может оказаться, что далеко не все ритейлы отказывают в приеме на работу из-за кредитного бремени.

По крайней мере, в заявлении не было название ритейла, который отказал в работе тем, кто задолжал банку.

И также нет названия банка, где заемщик оформил кредит.

Во-вторых.

Информация, что заемщика могут не принять на работе, только из-за кредита, вызывает, как минимум, недоумение.

И оно порождает реальный страх у тех, кто действительно оформил кредит и сейчас рассчитывается по займу, внося ежемесячно оплату. А таких, по сведениям, самого кредитного бюро довольно много, судя, по сумме кредитов.

«По данным Первого кредитного бюро, казахстанцы имеют кредиты на сумму 6 трлн тенге, бизнес-кредиты составляют 17,2 трлн тенге. Доля просроченных кредитов — 14,1% на начало 2019 года».

В-третьих.

Осталось не ясным. Каким образом информация о банковском займе и взаимоотношениях должника с банком, относящаяся к конфиденциальной, стала достоянием ритейлов или иных компаний.

И последнее.

Банк предлагает, клиент берет.
Но бывает, что клиент либо теряет работу, либо бизнес, либо любой источник ДОХОДА. И этот фактор является определяющим для большинства «должников».

Оформляя кредит вряд ли он полагал, что может лишиться работы, бизнеса или дохода в принципе.

А теперь – подумайте. Если должник не может выплачивать долг – и ему на основании этого, отказывают в приеме на работу.

Прикиньте, а где он возьмет деньги, чтобы вернуть займ? Криминала в стране итак хватает.

Если ритейлы стали практиковать отказы соискателям, то первое кредитное бюро, скорее всего намеревалось указать на проблему в нарушении закона? Или же Первое кредитное бюро За то, чтобы отказывали заемщикам-должникам, в получении работы?

Опыт показывает, что заявления подобного рода вызывают как минимум критику.

Потому что людям надо работать, и хочется улучшать свое благосостояние, в том числе, оформляя то, что ему нужно – в кредит.

Иначе, банки давно бы лопнули, если бы клиенты по-прежнему не доверяя им, а складывали бы свои деньги под подушками. Последнее десять лет, еще со времен г-на Марченко в роли председателя Нацбанка в стране прошла масштабная работа по возрождению доверия банковской системе.
И люди в массе своей оформляют кредиты потому что знают — банку можно доверять.
Просто никто не сможет запретить заемщикам учиться на своих ошибках по невыплате и долгам.

Ведь оформляя кредиты, часто люди решают самые насущные вопросы свои личные, своего бизнеса или своей семьи. Просто так кредиты уже никто давно не берет. Посмотрите залы больших гипермаркетов белой техники.

Я уже писала о том, что такого столпотворения у касс, оформляющих быстрые кредиты уже нет. И не факт, что оформляется через интернет кредиты. Если уже получен опыт и он оказался горьким, никто не захочет повторять ошибку. Взял кредит – отдай. Деньги заработал – отложи на покупку, если не хочешь влезать в кредитное ярмо. Это понимают уже все. Другое дело, готовы ли жить по средствам. Опять таки цифры показывают, что нет. Но являются ли кредиты основанием не предоставлять работу?

Оказывается, являются. Но опять-таки – какой ритейл этим занимается?

Посудите сами. Любой работодатель скажет – если есть кредит, значит будет стабильно работать. А тут все наоборот. Парадокс.

То есть, отказывать в работе основании «плохой» кредитной истории – это нонсенс. И уж тем более, нарушение основного права человека, гарантированного Конституцией.
Право на труд имеет каждый гражданин нашей страны, независимо от его взаимоотношений с банками.
Собственно, если такие факты имеют место быть, скорее всего, Кредитное бюро должно сообщать об этом в правоохранительные органы, ибо это нарушение основного закона. Право на труд есть у каждого.

Каким образом ритейлы получают информацию о займах?
Разглашение информации личного характера, к коим относятся взаимоотношения банков и заемщиков — вопрос уже из УК, на мой взгляд. Могу ошибаться, но истина стара как мир — хочешь мира, готовься к войне. Оформляя кредит, просчитывай риски и будь готов выплатить в любом случае. Все знают — банки не благотворительная организация. И за годы работы они нарабатывают свою клиентскую базу. И борются за доверие каждого клиента, вкладывая огромные бюджеты в рекламу и в маркетинг.

На мой взгляд банки в лице Ассоциации Финансистов могут потребовать опровержения заявления первого кредитного бюро. Ибо оно конкретно влияет на положительный имидж.

Если факты об отказе ритейлами в предоставлении работы будут подтверждаться, это может спровоцировать откровенное враждебное отношение и к кредитам, и к банкам в принципе.

Любое заявление, несущее угрозу для благополучия человека, а речь о финансовом благополучии, распространяется со скоростью света. И у нас принято полагаться не на цифры, а на сарафанное радио.

И оно уже заработало, поверьте, мне трое в личку написали, чего я собираюсь публиковать про это заявление.

Я не претендую на объективность. Ибо в сети – я блогер. Если в первом кредитном выступают на пресс-конференции, то я могу цитировать их слова, приведенные в виде цитаты в сми. Если в первом кредитном захотят опубликовать на моей странице свое мнение, то пожалуйста. И это я сделаю ради журналистской объективности также на моей странице в сети sofibaesh.kz.

Ps/ во избежание публикации сми моего альтернативного мнения, настоящим сообщаю свое собственное авторское право.

Pps/ Понимаю, что мое личное мнение прочтут, как минимум мои подписчики. И тем самым сделают свои выводы. При этом, учитывая, что у первого кредитного бюро будет что сказать, и возможно, они все же сделают официальное опровержение, буду с интересом следить за развитием событий.
вот ссылка на статью, откуда я взяла цитату.
https://total.kz/…/prosrochennii_kredit_mozhet_stat_prichin… 113