Среда 20 Ноябрь, 2019
Важное

Не будет журналистов, не будет СМИ.

Увидев коллег, невозможно без селфи)) ❤️❤️
Серьезный вопрос СМИ для демократии — Журналистика и выборы во времена дезинформации. 5 мая Всемирный день печати. Медиаальянс организатор конференции и ЮНЕСКО в Алматы.
Министра информации увидела впервые  вживую.

#алматы #юнеско #коллеги #сми #демократия #журналистика#выборы #день #свободапечати #медиаальянс #конференция#профессионалы #печать #медиа #сайты
IMG_3374[1] IMG_3384[1] IMG_3384[1]

Про свободу слова, накануне Всемирного дня печати.

 

На встрече были мэтры казахстанской журналистики,
представители местного медиа бизнеса,
правозащитных организаций,
соорганизаторы из ЮНЕСКО и представители власти.

 

Всем за вчера спасибо!

 

Совет Сеитов (Seitov Sovet)Арманжан Байтасов Михаил Дорофеев (Mikhail Dorofeyev) Тамара КалееваTamara Simakhina Kanat Sakhariyanov Асель Караулова (Assel Karaulova) Сергей Карпов (Sergey Karpov) и всем тем, кто активно выступал вчера на тему свободы слова и поддержал наши требования перед министерством информации.

 

Министру информации Даурен Абаев лично – спасибо, что уделил полчаса, 30 минут – на общение с людьми, посвятившими свою жизнь на развитие общества, сделавшими для развития СМИ огромное количество хороших дел. Надеюсь, что когда-нибудь, у вас найдется времени побольше, чтобы услышать – о чём говорят профессионалы-журналисты и чего они хотят от власти.

 

Я думаю, что стоит такие встречи проводить не раз в год. Потому что время, когда необходимо внести правки в закон — наступило.
Закон о СМИ, принят в 1999 году.  Архаичен. Требования, не соответствуют реалиям дня. В нем:  и про ответственность, в том числе уголовную журналистов, и про спутниковые тарелки,  и … про свободу распространения информации, то есть свободу слова.  И… много всего другого. Непонятно, зачем в одном законе всё намешано. Моё предложение коллегам — написать всем вместе новый закон о СМИ.

При этом следует чётко разграничить.  СМИ – как бизнес. СМИ – как коммуникационный канал между обществом и властью. В законе не указывается, за счет каких средств осуществляет свою деятельность средство массовой информации. Понятно, что для владельцев СМИ – это бизнес.  Но, представьте себе на встрече эксперты самого высокого класса говорили о свободе слова, о гонениях за стремление показывать и рассказывать о том, что происходит, о невозможности получить интервью из первых уст чиновников высшего звена…

 

И самое парадоксальное случилось под занавес.

 

Выступившая представитель министерства информации представила презентацию — Концепцию проекта Закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информации».

Но в нем ни слова и никаких новшеств в отношении свободы слова. Только про спутниковые тарелки и об ограничениях для телерадиовещателей закрывать рекламу зарубежных партнеров – местной рекламой. Министерство предложило вернуться к старой схеме, то есть вновь разрешить рекламироваться иностранным каналам на местном рынке. Это вызвало возражения участников – владельцев бизнеса.

 

И тем самым, произошла, собственно говоря, подмена. То есть министерство информации, очевидно не то, чтобы перепутало, а скорее всего, было не готово отвечать на вопросы о свободе слова.

 

И их попытка была — свести разговор на тему денег. Концепцию новшеств от министерства информации можно было бы назвать «Журналистика и деньги» или «Деньги и журналистика».  Реклама двигает медиа-бизнес – это знают все. Только непонятно, зачем министерству информации вмешиваться в рыночные инструменты бизнеса. Если из-за вопросов национальной безопасности? Так они расписаны в соответствующих законах и все их соблюдают. После выступления представителя министерства, вопрос про свободу слова, снова подняли правозащитники.  Вывод.

По истечении срока давности статей закона 1999-го года, необходимо выделить из него лучшее, что хорошо работает и сегодня.

И написать новый закон. И особенно обратить внимание на свободу слова, доступ к «телу» первоисточника информации. Ими безусловно, являются первые лица правительства. Невозможно не отметить. Появление Службы Центральных коммуникаций сыграло злую шутку со всеми СМИ. Теперь получить разъяснения от министра, становится сложнее, так как выступают они в основном на этой площадке. И всё. Никакие их не интересуют ни пресс-клубы, ни выезд в Алмату, в которой проживает уже почти 2,5 миллиона человек.

 

Нам было вчера непросто понять: в чем же заинтересовано министерство информации, где у них эта тонкая грань между двумя понятиями. Журналистика и деньги. Деньги от рекламодателей, инвесторов, частных владельцев.

Информация важна для журналиста. Финансы – важны для владельцев. Важно чётко разграничить в законе часть – про свободу слова. И часть – про СМИ как бизнес. Министерство не особенно говорит, какие сюрпризы инициируют в изменениях которые мы потом расхлебываем. И аккредитацию зарегулировали.  И много вопросов о судебных спорах по защите достоинства и чести, за которые выкатывают такие иски, что впору закрывать сми.  Люди реально уже не хотят мириться политикой – заставить всех молчать. Иначе, не было бы плакатов на марафонах. Их вывешивают, чтобы быть услышанными. За это потом сажают на 15 суток. Где тут свобода слова? Почему в законе нет чёткого понятия об этом?

 

Изменения в закон пишут государственные служащие — сотрудники министерства информации. Медиаальянсу спасибо за то, что приняли в сообщества. Мне с опытом работы парламентским репортером на протяжении пяти лет чётко видны просчеты и ошибки, которые допускают сейчас в разработке проекта министерские сотрудники. И сегодня я готовлю к публикации ответы министра Даурена Абаева на мои вопросы о том, почему в министерстве образования вначале обещают дать интервью, а потом затягивают процесс на более, чем месяц.

 

Надеюсь, что министр информации будет верен слову. Даурен Абаев пообещал разобраться, почему на мой запрос об интервью в министерстве образования не отвечают, столько долго. И после его ухода с мероприятия, (через 30 минут он ушел) торопился на  самолет, мы говорили с сотрудницей министерства, вплотную занимающейся разработкой изменений в закон о СМИ. Надеюсь, что ее слова тоже будут не пустым звоном.  За словом — последует дело.

Обещаешь делай — не можешь, не обещай. Так ведь?

 

Мои отдельные благодарности  Арманжан Байтасов лично. Было приятно увидеть коллег снова в добром здравии и мотивированными бороться как за свободу слова, так и за то, чтобы престиж журналистов вновь заиграл всеми красками Четвертой власти.

Мы — из old school , так нас называют, но и мы те самые, кто стоял у истоков зарождения журналистики независимого Казахстана. И, как оказалось, суждено было переживать смену власти и возможно, что судьбой уготовано нам вновь включиться в борьбу за престижную профессию?

 

Журналист — это звучит гордо. Так всегда говорили наши педагоги в том самом КазГУ. Марат Барманкулов, учил нас снимать репортажи и показывать именно то, что происходит, а не то, что хотелось бы увидеть нам самим.  Теперь снова наступили времена, когда надо поставить профессионализм журналиста на высокую ступень в социуме. Не будет журналистов, не будет СМИ. А блогеры – для них нет никаких правил, это для них только лишь площадка для продаж если не рекламы, то чего-то еще. Мы, журналисты, работаем на благо развития общества. Нас много, и уничтожить всех — невозможно. Запрет на слово — один из тех запретов, который возвратился бумерангом.

 

Как видите, сейчас никто даже из министров не осмеливается сказать лишний раз слово. Если только в службе коммуникаций и то, по задаваемым вопросам, видно, — никаких острых тем.

 

Почему, как вы думаете?

  306