Архив рубрики: Интервью

Балгабаева Мадина

Мадина Балгабаева: «Я никогда не занималась самопиаром»

Интервью с Мадиной Балгабаевой

Автор София Мустафаева


По сравнению с журналистикой, когда мы вместе работали в информбюро, какими сейчас стали новости. Каково это 20 лет быть в эфире и в постоянном потоке новостей. Насколько изменилась журналистика с тех времён? Как знаменитая телеведущая Мадина Балгабаева ощущает ритм времени, который безусловно отражается в картинках новостей ежедневно. Об этом и ещё о том, каким образом Мадине удаётся сохранить молодость, красоту и особый женский шарм? Интервью мы записали в праздник Наурыз. И рассказ Мадины вы можете прочитать от ее первого лица. Я намеренно убрала свои вопросы, чтобы в новом формате подать это интервью. Устами гостьи. Профессионалов с большой буквы, в медиапространстве не так много. Мадина одна из них. Она грамотно пишет и говорит как на казахском, так и русском языках. Таких телеведущих очень мало. В эфире работает двадцать лет, и новости каждые два-три часа.
Признание от коллег и зрителей, это и есть успех настоящий успех телеведущей Мадины Балгабаевой.

По большом счету журналистика, наверное, не меняется…. Мы с тобой вместе начинали работать на информбюро на 31 канале, в конце 90-х. И сейчас, когда прошло практически 20 лет, задача журналиста новостей остаётся прежней — доносить факты.

 

На мой взгляд, в 2000 годах, поле деятельности, я говорю про Информбюро, оно было шире.  Скажем так, это был период становления. Тогда и основывался костяк журналистов, настоящих, которые могли освещать и говорить на разные темы.

Это было время смелых и отчаянных журналистов, работавших на голом энтузиазме.

Время поменялось, и молодые журналисты – они несколько другие. У нас в новостях сейчас все очень официально. Наш эфир состоит из блоков тем по социалке, культуре, и официальных новостей из Астаны.

 

Я не говорю, что хуже стало, наступила, наверное, какая-то стабильность, на мой взгляд, у нас крепкое суверенное государство.  Если я сижу до сих пор в новостях, значит меня устраивает то, о чём я говорю, о чём мы вещаем. Сейчас для журналистов, нет почвы — освещать то, что мы тогда освещали. В любом случае, журналист работает с темами, которые ему предоставлены в данное время. И они также отвоёвывают свое поле деятельности, свои темы, но есть какие-то ограничения, где темы вообще даже не предлагаются.

 

А также есть темы, например, даже социалку они так отвоёвывают, на пятиминутках и дебаты бывают, ведь спорят, смотрят, с какой стороны подать. Но сейчас фактически никто никого не лоббирует, и просьб, лоббирования в чистом виде — не встречала, когда кто-то «сверху» звонит и темы «слетают». А у нас тогда, в 2000-х было, но тогда и темы другие были. Сейчас люди стараются не допускать каких-либо оплошностей.
Я перешла на КТК, потому что, когда 31 канал продали канал москвичам, вся команда ушла. Большая часть журналистов Информбюро ушли на канал «Алматы», и я тоже хотела туда пойти. И пока я была в раздумьях, пришло предложение работы на КТК, т.е. команда вся ушла, и в знак солидарности я не могла там оставаться.

Я уже на протяжении 20 лет, работаю бессменно в новостях, в прямом эфире. И, мой ритм новостей, телеведущей, которая работает в системе постоянно… для этого очень нужно любить камеру, нужно очень любить прямой эфир. И у человека должен быть стержень.

Когда ты утром приходишь в новости и только вечером выходишь, и так изо дня в день… Это не сезонная программа, это не шоу, которое открывается на два месяца, предположим. То есть это без конца. Есть начало, но нет конца. Оно может длится неделями, месяцами, годами…

 

Новости — бесконечный продукт. Конвейер. И если есть новости, значит есть канал. Потому что именно новости — это титульная сторона любого канала. Поэтому для меня это не работа, а образ жизни.

Но благо в том, что на КТК я неделю работаю, и неделю я абсолютно предоставлена сама себе. Занимаюсь своими делами, ивентами, делаю свои проекты. А неделю я полностью предоставлена новостям.

В моем режиме телеведущей, за двадцать лет ничего не изменилось. График такой же, из года в год. Предположим у меня новости, эфир в 19:30. И вот что я делаю до эфира.

Сколько бы я не работала накануне, на работу прихожу рано.

 

Я такой человек, всегда прихожу заранее:

на встречи, на любые званые мероприятия.

 

У меня это в характере: никогда и никуда не люблю опаздывать. Я с точностью до наоборот — прихожу раньше.

 

Поэтому до сих пор даже на телеканале визажисты-девочки удивляются, что прихожу рано.

И если у меня эфир в 19:30, на работу могу в час дня прийти.

То есть, я люблю делать все не торопясь, не впопыхах.

 

Когда у меня эфирная неделя, отсекаю все другие дела абсолютно. Я занимаюсь только работой, только новостями, у меня нет никаких других проектов, встреч.

 

Я должна эфир отвести красиво, четко, чисто. В дни эфира я занимаюсь только новостями.

 

Прихожу в час дня, не торопясь делаю макияж, причёску, поднимаюсь к себе, сажусь за компьютер, просматриваю сюжеты.

 

Занимаюсь редактурой, и в 18 часов я должна быть абсолютно готова к эфиру. Спокойно, загодя прочесть свои тексты, просмотреть темы.

 

Поэтому я не тот человек, который злоупотреблять опытом своей работы и может позволить себе прийти, на «ура» отчитать, нет. Я никогда свой эфир, работу не рассматривала как трамплин и как приобретение звездного статуса, нет.

 

Эфир очень популяризировал мою личность. Меня практически везде узнают. Но я не знаю, что это значит «звёздность»?

Когда человека видят каждый день в эфире, он становится узнаваемым.

 

Известность, узнаваемость, конечно, помогает мне в жизни. Есть какие-то привилегии и их очень много: в быту, в жизни, с теми же сотрудниками ГАИ (прим. — Мадина за рулём ездит сама), или в ЦОНе.  Люди что-то необычное видят во мне, как в телеведущей, которая вдруг появилась в обычном городском людном месте. Поэтому, конечно, есть очень много внимания оказывают люди. Просто говорят слова благодарности.  Я никогда работу в эфире как трамплин не рассматривала. И сейчас поражаюсь, когда многие молодые журналисты, начинающие телеведущие, они рассматривают эфир новостей, в качестве какого-то подъёма и на перспективу идти куда-то дальше. А я нет. Для меня эфир, это работа с камерой, постоянно. Может быть у меня и есть амбиции, но они у меня здоровые, не больные.

 

Для меня прямой эфир — это непосредственное общение со зрителем. То есть, сколько бы ты не вела новости, всё равно испытываешь ежедневное волнение. Ежедневная ответственность — и если какие-то форс мажоры могут произойти, то надо быть собранной, внимательной.

 

Я не могу, когда на 15-20 минут пришла провести эфир, отчитала и ушла, это не моё. Моё, это когда прямое включение.  Ты и камера. И за видеокамерой сидят миллионы людей, слушают тебя, высматривают каждый твой взгляд, как на тебе пиджак сидит, то есть вот всё до мелочей. Как ты говоришь, как ты даже моргаешь, как ты двигаешься.

 

Поэтому это ежедневное общение, это драйв. Я вот неделю предположим не касаюсь камер, не касаюсь эфира, для меня этого достаточно чтобы соскучиться по камере, по эфиру. Не могу сказать, что это кайф, но это адреналин очень хороший.  Драйв, адреналин, кайф, эти слова, они где-то рядом, удовольствие получаю, особенно когда очень удачный эфир.

 

 

Сюжеты хорошие, интересные. У нас ещё частенько прямые включения. Во время новостей, журналист выходит на прямую связь с тобой, телеведущей, в прямом эфире. Задаёшь ему вопросы. Когда хорошие прямые эфиры, без сучка, без задоринки, абсолютно «чистые» эфиры, ты выходишь из студии с хорошим чувством исполненного долга. Иногда бывает, что обрывается прямой эфир и тебе нужно будет извиниться. А бывает, когда прочитаешь подводку к сюжету, а материал вовремя не приходит.

Дело в том, что я двуязычная и казакша и орысша говорю одинаково хорошо. Я закончила русскую школу, но отделение казахское.

 

Язык общения у меня дома и русский, и казахский. За двадцать лет в эфире на казахском языке, я могу вот как сейчас с тобой на русском говорить, могу точно так же на казахском языке. Для меня абсолютно одинаково и казакша, и орысша.

 

Думаю в основном на том языке, смотря где я нахожусь в момент. Вот сейчас я думаю на русском. Когда буду находится в абсолютно казахоязычном окружении, а это бывает очень часто, люди которые практически не говорят на русском,  то естественно я переключаюсь на казахское мышление. И для меня это абсолютно не составляет труда. Наверное, очень много вопросов возникает, потому что у меня внешность не типичная казахская.  По национальности я метиска, у меня мама татарка, папа казах. Внешность досталась, думаю у меня микс. Какие-то черты лица, глаза, наверное, брови папины. Светлость кожи, наверное, мамина, вот такой какой-то микс получился. Меня принимают много за кого по национальности. Но по документам я казашка.

 

Раньше, когда мы начинали, еще вообще не было соцсетей. Я не могла, конечно, понять — как ко мне относятся, в начале карьеры. Любят, не любят… Но узнают это да. Подходят, смеются, улыбаются, очень дружелюбное отношение.

У нас же люди на эмоции скудны скажем так, да, они не могут открыто улыбнутся, что-то высказать, как-бы все немножко закрыты.

Но, с появлением соцсетей, когда я открыла инстаграм, и когда в день у меня начало добавляться по 10 по 20 тысяч подписчиков, то вот я поняла, да, что меня любят. Сейчас у меня около 300 тысяч подписчиков. Для ведущей новостей, это немало, скажем так.

 

Учитывая, что я не певица, не артистка, не раскручивалась никак, ну и я никогда не занималась самопиаром.

То есть, я работаю и работаю. Не рассматривала работу телеведущей для популяризации своей личности. И несмотря на это, всё само собой приходит. Когда в любом деле должна быть системность и стабильность, тогда будут и результаты. Обратная связь со зрителями, у меня огромная, она у меня очень богатая, т.е. очень много. Когда размещаешь фотографию в инстаграм, в среднем по 300 комментариев. Ии из них нет ни одного отрицательного. Они говорят, «мы смотрим эфир, когда вы его ведете».

Вот, это дорогого стоит для меня. «Мы смотрим как вы говорите, как вы одеваетесь». Вот когда молодые девушки смотрят на тебя, это многое значит, и я вижу, что я для многих что-то значу.

Со времён 200-хтысячных сейчас есть соцсети. Блогосфера подвижнее, живее и, как правило, ярче. Независимый блогер не боится лишиться госфинансирования или потерять госкорпорацию в качестве рекламодателя, а потому свободнее в высказываниях, чем большинство традиционных СМИ …

 

Однако он, как правило, куда более вольно обращается с фактами. Я не говорю сейчас о прямых подтасовках, но на каждого сознательно сварганенного «распятого мальчика» приходятся тысячи перепостов от людей, которые просто не имеют понятия о проверке фактов.

 

И вот это и есть то, что позволяет выживать традиционным СМИ: доверие и репутация.

 

Сделав запрос в поисковике, по горячей новости и получив длинный список публикаций, люди прежде всего смотрят не на заголовок, а на источник.

 

По крайней мере многие понимают, что именно так и надо делать.

 

Будущее традиционных СМИ, в частности телевидения зависит только от того, окажутся ли они заслуживающими доверия.

 

 

IMG_0246 (2)

 

 

HLPA2856 232

Ссылка

София Мустафаева

По всей республике у нас более 3 миллионов учащихся школ. На реформу образования по государственной программе выделено 509 миллиардов тенге. Если бы у нас был выбор — сделать голосование — что лучше, построить новые здания школ или провести реформу внедряя новые учебники и отменяя оценки, я лично проголосовала бы за новые современные школы, оборудованные по последнему слову интеллектуального развития человеческого потенциала. Если бы я знала, какие подробности выявятся на интервью в экс-вице-министром образования Муратом Абеновым, я бы заготовила заранее еще больше вопросов и адресовала бы их нынешнему министру образования. На самом деле, как только мы записали интервью, на следующий день пришла новость, что правительство отправили в отставку. Все что ни делается к лучшему, думаю, что новый министр, сможет понять глобальность проблемы, которую заложили в 2010-м году. Мурат Абенов пришел в министерство, когда уже была принята программа , в 2012 году, и проработал там один год, до 2013 года. За это время — до сегодняшнего дня , он общим взглядом провел аналогии , с которыми столкнулись обычные школы, в которых внедрены реформаторские идеи. Подробнее, читайте в интервью.

Мне кажется, что я только на первой ступени понимания, в каких масштабах идет развал образования. Надо смотреть глобальнее, и шире. Но уже ясно, что есть смысл задать вопрос самим авторам, организаторам и исполнителям реформ — что они подразумевали, отменяя отметки 5,4,3,2? И кого хотят видеть в роли педагогов, учителей, даже тех менеджеров по продажам, если образование высшее нужно, по их пониманию, только 15 процентам по определению квалификации рабочих мест? И еще : - на реформу образования выделено 509 миллиардов тенге. 

Вдумайтесь в эту цифру….

__

Теперь про интервью. Записывали по вотсап, интервьюируемый в Астане, я в Алматы. Современные средства оперативной связи позволяют делать замечательные вещи, в том числе и актуальные интервью на темы, которая интересует огромное количество людей. В стране насчитывается порядка трех миллионов учащихся школ. Всего в стране 7 339 школ. Даже если очень примерно прикинуть арифметику, практически каждая вторая семья имеет детей школьного возраста и фактически всё население так или иначе соприкасается как со школами, так и с вузами. А значит, реформа образования касается каждого казахстанца. Поэтому, считаю что интервью на данную тему, надо записывать еще, потому что мы успели проговорить лишь небольшую часть вопросов. Мурат Абенов огромное спасибо за разрешение опубликовать без согласования с ним, это ценно с точки зрения свободы слова. Спасибо за доверие! __

С.М.- Мурат Абдуламитович, в какие годы вы были вице-министром образования, уточните пожалуйста.

М.А.-С 2012-го по 2013 годы.

С.М.- Может быть тогда готовились реформы в образовании — про введение трехъязычия, смену учебников, что вы знаете об этом?

М.А. — Вообще реформы начались с 2010-го года. Была принята государственная программа развития образования.

С.М.- В чем суть этих реформ, что именно намеревались реформировать? 

М.А. — Самое главное – что знания должны быть современными, востребованными. Чтобы к каждому ребенку был максимально индивидуальный подход. Чтобы ученик мог получить знания, и использовать их в жизни. 

Чтобы образование помогало каждому ребенку в будущем максимально самореализоваться. При этом не нанося вред его здоровью. Помогая ему комфортно чувствовать себя в школе. Знания и не только знания, а второй вопрос – был связан с воспитанием ребенка. 

Воспитать и научить гражданина, который будет не только для себя жить, но и ради общества. 

С.М.- Сейчас по итогам, столько лет прошло, сейчас что вы наблюдаете в образовании? Как вы воспринимаете изменения, связанные с реформой?

М.А.-Эволюция этих реформ происходила с постоянными изменениями. В первую очередь это было связано с тем, наверное, когда приходил новый министр, новое руководство, подходы к реализации реформ, они менялись. Иногда изменения были чуть-чуть отличительны по своей логике, от того, что изначально задумывалось. Конечно, это создает проблемы, что реформы не дают, тех результатов, которые мы изначально ожидали.

По сути, сами критерии того, какие реформы правильные, кардинально какие изменения пошли?

Мы, если честно, чуть- чуть запутались в определении того, какие реформы нам нужны. То есть, например, было понимание, что мы должны провести реформы в образовании для всей страны. 

При этом, мы забыли, что у нас дети разные, у нас регионы разные. У нас даже языки обучения разные. Разная инфраструктура, разные территории, социальные условия, тех, кто учится и ориентировка на какие-то приоритеты или стандарты, которые нормальны для одних, они не очень подходят для других. 

Одной из больших ошибок я считаю перенесение на всю систему образования опыта Назарбаев школы. Назарбаев школы – это элитарное образование, очень дорогое, где на одного ребенка тратится сумма примерно в 10 раз больше, чем в обычной школе. И дети отобраны по конкурсу. Уже после такого переходного периода, в возрасте, когда уже определился ребенок со своими интересами, талантами, способностями. 

И вот среди этих детей, по всей стране мы выбираем наиболее одаренных, наиболее способных, мотивированных талантливых детей. Дети все талантливы. Но здесь именно по определенным критериям, отбираем в очень комфортабельные школы, с лучшими материальными условиями, лучшими преподавателями. Это очень элитарно все. 

С.М.- В Назарбаев школы очень трудно попасть, конкурс от 10 до 15 человек на одно место.

М.А.- Да, эти дети, в понимании идеологов изменений – самые подготовленные для обучения в этой школе. Но они ориентированы на получение академических образований. Готовят людей к занятиям наукой, инноваций и так далее.

С.М.- Вы хотите сказать, что все эти элитарные методы обучения, академические, перенесли на обычные школы?

М.А. -Я пока говорю о Назарбаев школах. И вот теперь, когда они какие-то еще не доказанные, то есть, еще рано говорить о каких-то результатах про Назарбаев школы. И мы принимаем решение распространить их опыт на все школы. Но опять не в полном варианте, а частично. Элементами определенными. 

С.М.-А какие элементы оттуда взяли? 

М.А.- Чем отличается Назарбаев школы? Это новые современные здания, школы, в которых обучаются в одну смену, весь день учатся.

До обеда теория, после обеда практика. С утра у детей полное погружение. Подготовлено общежитие. Учителя в двойном комплекте. То есть один учитель дает с утра теорию, другой учитель после обеда практику.

До обеда учатся в одних кабинетах, приспособленных для получения теоретических знаний, после обеда в лучших лабораториях, которые обучают практическим навыкам.

В этих школах отобранные книги и преподаватели. Классы полностью оборудованы, и чтобы дети не нуждались, кормление, социальные условия и так далее, все это бесплатно.

Теперь элементы этой реформы переносится на обычную школу. 

С кучей проблем. В обычные школы, до которой кому-то нужно пешком добираться, ребенку, который живет в обычной семье, иногда в сложных материальных условиях. Его водят в школу, в которой учатся в две смены и после обеда там другие классы. Остается один учитель с зарплатой в 87 тысяч тенге в среднем. Что в четыре раза меньше, чем у учителей, в Назарбаев школах. Это обычные классы, оборудованные по старой системе обучения. 

С.М.-Что именно перенесли сюда, какие элементы, вы говорите о трехъязычии и всё?

М.А.-Я говорю полностью об идеологии образования. Например, ориентированность на академические знания. Ориентированность, чтобы у человека больше сформировать его способности размышлять, искать новую информацию, проводить исследования, лабораторные работы, то есть искать новые знания.

Но с такими способностями людей не так много в любом обществе.

И сразу становится задача: давайте трезво смотреть на реалии.

У нас экономика не инновационная, нам не нужно столько кадров с академическими знаниями.

С.М.-Система баллов оттуда же идет? У нас отменили в школах оценки, система баллов появилась. Это из каких инноваций в системе образования это берется? 

М.А.-Какие оценки? 

С.М.-Оценки: 4,5,3,2 – отменили, появилась система баллов 

М.А.-Мы так называем – сумативные оценки. Это тоже с Назарбаев школ всё, эти оценки.

С.М.-А зачем это нужно в обычной школе? 

М.А. — Вот в тех школах, которые сориентированы на академические знания, оцениваются не только, что человек освоил какой-то конкретный предмет и смог пересказать. Оценивается его способность создать какие-то новые знания, его движение вперед. Когда мы говорим об образовании, очень важно понять – а что нужно стране, что нужно обществу, самому человеку? 

На чем у нас путаница начинается? Вот человек, который заканчивает школу, он с чем сталкивается? Он сталкивается с тем, что в Казахстане у нас нет научных крупных центров, нет инновационной экономики.

85% рабочих мест в Казахстане – нужны прежде всего практико-ориентированные знания. Рабочие места в Казахстане не требуют высшего образования. 85% рабочих мест. 

С.М.-Как понять рабочие места не требуют высшего образования? Значит, на это нацелена реформа образования?

М.А. -У нас реформа образования нацелена на то, чтобы 100% людей которые там учатся, сориентированы на академические знания.

С.М. — И с практическими навыками?

М.А. — Да

С.М. — Что такое академическое образование, объясните пожалуйста

М.А. — Есть разные уровень и разные подходы к целям образования, есть люди, способные к академическим исследовательским направлениям

С.М. — Это более научный подход?

М.А. — Более научный да, но таких людей по природе не так много. Теория образования предполагает, есть школы, которые готовят с академическими знаниями, раньше спецшколы были. А есть школы, которые больше готовят к обычной жизни. Не к тому, чтобы они стали учеными, исследователями и так далее. То есть это разный уровень подходов преподавателей школьных программ и в том числе разный уровень детей. Например, если ребенку неинтересны научные исследования…

С.М. — Здесь речь идет не совсем про академическое образование. А реально про то, что сейчас в школах происходит. Трехъязычие и английский, казахский и русский язык внедряют с первого класса. Дальше отменили систему оценок.

М.А. — Я исхожу из теории образования. Отсюда идем и дальше. Например, человек изначально не имеет (расположенности к академическому образованию – прим. С.М.). Что должен знать в будущем человек, который будет заниматься производством продуктов питания? Работать в сфере услуг, работать на стройке, работать в среде творчества?

Ему нужен весь объем академических знаний или нет? Вот здесь возникает сразу вопрос – сколько языков ему надо, какие предметы у него должны быть?

Есть базовый стандарт. Базовый стандарт он должен в себя включать весь пакет академических знаний. Надо дать ему определенные навыки поиска, навыки исследовательские.

С.М.- Готова ли преподавательская часть образовательной системы к тем изменениям, которые сейчас идут? Уроки стали 40 минут. У нас по академическому подходу, то, что демонстрируют, как вы говорите, система реформ, должно быть 45 минут. Сократили уроки, и методология тоже меняется. Методы обучения. То есть ребенку дают задание на то, что он должен большую часть изучать самостоятельно. Но ведь на самом деле учебники тоже поменяли. Для чего учебники переписали? 

М.А. — Я понял ваш вопрос. Если мы всем детям в Казахстане, стараемся дать академический якобы уровень, у нас должны быть учителя, с академическим подходом, которые умеют возможности каждого ребенка анализировать. 

Каждому сделать индивидуальный подход. У этого преподавателя должны быть различные инструменты породить творческую активность каждого ребенка. Соответственно у него должны быть разные инструменты лабораторий, которые дают возможность саморазвития. Но для этого сам учитель должен быть исследователем. 

С.М.- Как вы можете сейчас оценить уровень профессионализма преподавательского состава в образовании?

М.А.- Если по тем стандартам обычным, я думаю, большинство подойдут. Если мы сейчас одновременно во всех школах хотим якобы сделать уровень Назарбаев школы и хотим для всех установить высокую планку, то сначала нужно построить школы, лаборатории. Собрать в педагогические вузы талантливых детей.

Не так, как сейчас, с итогами ЕНТ в 55-60 баллов поступают в педагогические вузы. Надо набрать талантливых абитуриентов для того, чтобы потом, по окончанию педагогического вуза, когда они придут в школы, учить детей, платить им хорошую зарплату. И в школы придут талантливые учителя. Они смогут обучать талантливых детей.

С.М.- Если запутались, и система по реформам идет как бы общее накладывание шаблона на все школы, то к чему это может привести? Глобально страна к чему может прийти лет через пять? Как вы заметили, по поводу преподавательского состава, мы должны вначале готовить учителей должного уровня, которые могли бы преподавать как в Назарбаев школе. Лет через пять к чему мы придем при таком наложении шаблона на все школы?

М.А.- Я думаю, первая проблема, которая у нас возникнет, это проблема того, что сильные станут сильнее, а слабые станут слабее.

С.М.- Сильные преподаватели или ученики?

М.А.- Я про всех говорю. Сильные ученики станут сильнее. А слабые станут слабее. Представьте, что, например, решили всех школьников страны сделать композиторами. И начали преподавать по одному варианту.

Получается, что те люди, у которых есть способности к музыке, для них это будет супер, они продвинутся вперед. А у кого слуха нет, им бесполезно какой рояль стоит и им как им преподают.

С.М.- Способности слышать у всех есть. Даже в одном классе сильных учеников может быть пять или семь. В классе, допустим 36 учеников. Имеется ввиду, что если учеников с академическими знаниями, а остальные как?

М.А. — Ну вот для остальных нужно было другую программу.

С.М.- Я правильно понимаю, что таким образом образование становится элитарным вообще? 

М.А.- Оно становится элитарное-стандартное, то есть то, которое мы придумали, что так можно сделать. 

Для общего понимания, что все дети разные и детям нужно давать больше такой востребованной жизнью стандарт. Но некоторые дети могут учиться дополнительно. Но вот так всем одинаково установить программу… 

Смотрите, сейчас даже пришли к тому, что сделали единые учебники. 

Раньше было пять видов учебников и каждый класс в зависимости от своей ситуации, мог свой учебник выбирать. 

Сейчас единые учебники, единые стандарты. Это какой-то шаг назад. 

Весь мир идет к тому, чтобы был дифференцированный подход. От каждого ребенка по способностям. А у нас наоборот. Наверное, мы придем к тому, что появится больше частных школ и больше — домашнее образование. Вообще страшно детей вести в такую школу, где реформы придумали, а к этим реформам не готовы. 

С.М.- Скажите по системе Назарбаев школы на одного ученика сколько денег затрачивается в среднем?

М.А. — Было примерно около двух миллионов в год. В обычной школе 1300, в среднем. В южном Казахстане, если разделить на каждого тогда, в те годы получалось тысяч двести. А в северных регионах, где область такая же — 450-500 тысяч на одного ученика в год получалось.

С.М.- В среднем в Назарбаев школе было два миллиона в год, а в обычной школе…

М.А.- В разы больше, мы же видим, там учителя, в четыре раза больше получают, это как минимум. Видим, что нагрузка учителей в классе 25-30 учеников, учитель дает теорию, другой практику. Данное образование – оно дорогое. Должны понять.

Тогда давайте выделять деньги на всю страну. Мы же все одинаково платим деньги в бюджет. Тогда надо по всей стране, в каждом ауле выстроить школу, здание как в Назарбаев школе. Учителям платить не меньше чем тысяча долларов зарплата. Тогда лучшие учителя придут. Построить современные школы, каждый школе поставить лаборатории, тогда реформа будет . А так взять только внешнюю форму, а содержание то есть школ и учителей, материальное положение?

У нас в школах даже нет кондиционеров. В Казахстане в южном регионе средняя температура дня 23 градуса. А санитарное ограничение 21 градус. Детям в школах если нет кондиционера, учиться очень трудно. Почему?

В прошлый раз была инициатива сделать пятидневку, сократить неделю и хотели перенести все занятия на летнее время. Сказали, давайте перенесем, но надо было поставить кондиционеры, иначе дети могли бы падать в обморок.

С.М.- Кто оценивал учебники – качество учебников? 

М.А. - Мы видим, что сейчас выявили учебники с кучей ошибок. Механизм отбора? Три эксперта оценивают учебники, которые никакую ответственность за это не несут. 

С.М. — А что за эксперты? 

М.А. — Ну вот, государственный центр выбирает экспертов якобы, эти эксперты отбирают учебники и миллионными тиражами печатают, оказывается, с кучей ошибок. 

С.М. — И никто это не проверяет? 

- Серьезная проблема. Факты приведены, 

С.М. — А какой центр проверяет учебники? 

М.А.- Они сделали инфраструктуру и там есть эксперты по рангу, эксперты привлекаются к ответу. Это при министерстве образования. 

С.М.- Что вы знаете о поборах, и что вы знаете о школьных фондах и так далее?

М.А.- У вас вопросы слишком широкие. Что я вам скажу. Я против поборов. Поборы говорят о том, что достаточно денег не выделяется. В принципе родители по-хорошему должны подавать в суд. На местные органы власти. И написать, что я плачу налоги, и мой ребенок не получает толком качественных услуг. Верните деньги, которые мы заложили в бюджет.

Но у нас родители не только не шумят и не подают в суд на органы образования. Они наоборот еще деньги собирают. Но надо же вопросы задавать. Почему в одной школе все есть и мел, и уборщицу нанимают, и кормят хорошо, а в другой школе вообще ничего нет. Тема поборов, она искусственная тема. Они не то, чтобы не требуют, чтобы им обеспечили мел. Вообще в этом и родители виноваты. Попробуйте в западной стране родители, например, придут в школу и узнают, что мела нет. Тогда они напишут в счетную палату, потому что нарушаются права детей на образование. А у нас родители еще деньги собирают. ___ Небольшое отступление. Так как я впервые использовала вотсап, во время записи не заметила, что звук не записывается на диктофон и последние слова были срезаны. Поэтому, тема поборов в школах — следующая тема моего интервью вживую.

Дорогие подписчики, тема реформы в образовании очень большая. И то, что я только начала вести интервью на тему, волнующую каждого родителя, будет продолжена. Подписывайтесь на мой телеграм канал, я там буду публиковать интервью. Фейсбук лента быстро уносит потоком информации интересные посты, поэтому самое важное буду публиковать в телеграме https://t.me/mssofi

А пока протестирую публикацию интервью в заметках — в фб, так сохраняется лучшее.

продолжение следует… 180

фото вместе с Мухоряповым

PRO необразованный МСБ. Провокационное интервью с Рамилем Мухоряповым

PRO необразованный МСБ. Провокационное интервью с Рамилем Мухоряповым

Рамиль Мухоряпов, 34 года, основатель и бессменный руководитель компании Шокофемили. На одной из конференций, он рассказал, что его компания на сегодня имеет оборотный капитал в 60 миллиардов тенге. И 500 сотрудников работает в пяти дочерних компаниях. Про лидеров-сотрудников, и про успешный бизнес и его личную историю успеха….подумала я о теме, впервые после летнего перерыва, решила пригласить на интервью представителя из крупного бизнеса. Казалось бы, почему у других из Малого бизнеса не получается годами выйти на уровень хотя бы 10 тысяч долларов в месяц. А у него получилось. И ему можно сделать заявление о том, что МСБ – необразован, почему-то решила я уже в процессе беседы с ним.
Я заручилась его обещанием, что он согласен на публикацию интервью, в любом случае. Так как он опаздывал, то мои планы полетели ко всем чертям! От эмоции разочарования и вполне обоснованной досады, запланированные вопросы выветрились за полчаса ожидания. И, находясь уже в его офисе, по принципу прямо «здесь и сейчас», я переиначивала суть беседы.
Собственно то, что руководитель столь большой компании может себе позволить опоздать на интервью, конечно, его не красит.
Но и с другой стороны, заготовленные мною вопросы застали его врасплох.
Он явно не ожидал такого расклада, и тем не менее, не отказался от своего обещания – опубликовать интервью, что собственно я и сделаю сегодня.
Не думаю, что можно быть готовым к провокационным вопросам, задаваемым в ритме блиц-интервью. У него не было возможности не ответить или ответить уклончиво. Собственно иначе, зачем бы мне надо было проводить интервью вместо 10-ти запланированных, почти 20 минут. Скажу вам, хронометраж большой.
Однако, очень надеюсь, что 20-минутные мои видеоинтервью, которые скоро появятся на моем видеоканале, вам будет просто интересно смотреть. И еще потому что, мне было жаль, что такое живое интервью – с Рамилем, было столько эмоций, и они остались за кадром!
@
- Рамиль, сегодня мои вопросы будут краткими, и даже в режиме блиц. Вы тот бизнесмен, кто достиг успеха, 60 миллиардов в оборотке, сильно впечатляет. Ведь это уже финансовый успех, как лично вы относитесь к деньгам?
- Точнее, это вы очень широко спросили — как я лично отношусь. Хорошо))
-Хороший ответ Я тоже очень хорошо отношусь к деньгам. Только какая у вас с ними история? Печали или радости? Когда впервые узнали что такое настоящие деньги?
-Ну, наверное впервые это была какая-то детская история. Первый раз когда нам деньги просто дарили бабушки и дедушки. Мы их не тратили, они просто у нас лежали. Были просто красивые бумажки. А впервые, в плане того, что покупали на деньги, мы сами…. Нам, наверное, было лет 5-6. И мы стали продавать яблоки с огорода. Такие первые опыты у нас были и стали зарабатывать деньги. Потом начали газеты продавать, «Караван» вышел тогда. Где-то 89-90 год, в этот период мы продавали газеты – по 40 советских рублей или 50, до сих пор помню этот ценник. Мне лет 6-7 было. Потом машины мыли… и заработанные деньги мы практически не тратили. Покупали жвачки, Turbo тогда были популярные.
- И тогда вы прочувствовали что такое настоящие деньги?
-Ну тогда мы зарабатывали первые деньги и стало интересно. А что такое «настоящие деньги»?
- Вопрос очень интересный, и у каждого ответ свой. Я жду от Вас ответа что такое
настоящие деньги для вас.
- Наверное, любые деньги, на которые ты можешь что-то купить. Или вы имеете в виду, что такое большие деньги?
-Я имею ввиду, что каждый считает «настоящие деньги», это начиная с какой то суммы. Вот 10 тенге для вас деньги?
-Ну…. 10 тенге деньги, но понятно, что особенно ничего не сможешь купить.
- То есть, 10 тенге — не очень настоящие деньги, как бы настоящие, но не совсем?
- Нет… Я помню, когда мы были студентами, родители высылали нам с братом по 160 долларов в месяц. На которые мы должны были вести свой бюджет и жить. Поскольку мы жили в Москве, это были совсем небольшие деньги, тем более для студентов. Потому что студенты, они хотят движения создавать. И нужно было бюджетом управлять, и кушать, и ездить, сотовую связь платить, еще веселиться…. И вот на втором курсе, мы стали делать вечеринки, стали зарабатывать. Мы вообще ничего сначала не зарабатывали, а потом по 500 долларов за вечеринку зарабатывали. И я вам скажу — это было очень солидно, что мы уже могли позволить себе какие-то вещи. Например, поехать самостоятельно в Киев, погулять.
-В каком возрасте?
- Нам было лет 19-20
- В 19 лет вы заработали первые 500 долларов, на организации вечеринки?
-Да, у нас каждый месяц была какая-то вечеринка, и мы по 500 долларов зарабатывали.
- Плюс 160 долларов, итого, у вас было 660 долларов в месяц?
- Да, но потом родители больше высылали где-то 250 долларов, и ещё 500 мы зарабатывали. И, конечно, мы всё тратили, ничего не сберегали, у нас даже такой цели не было.
- Что такое деньги для вас сегодня, вы говорите, что оборот вашей компании 60 миллиардов?
- Важное уточнение — до 60 млрд это оборот. То есть, те деньги, которые идут через нас. А если говорить о нашей выручке. У нас же комиссионная модель, у нас везде комиссию зарабатывают то это существенно меньше. Это может быть процентов на 10 даже, что-то такое…
- Вопрос не в этом, а в том, что ваша компания с нуля, за семь лет – достигла такого оборота. У нас очень редко такое бывает…
- На удивление таких компаний не так много.
- Почему на удивление?
- Я не знаю, почему их так немного. А мне не кажется что мы сделали что-то «сверх». Мы понимаем, что это нормально работает, что мы потрудились, но мне тяжело ответить почему их не так много.
- Ваш бизнес, правильно ли я понимаю — основан на желании сэкономить?
-Ну, за что мы бьемся? Мы позволяем людям экономить деньги и время.
-Да, идея этого бизнеса, она заимствована или это ваша личная идея?
- Конечно, заимствованная. Вначале у нас была осознанная практика copy – past. Мы брали проекты, которые успешны за пределами Казахстана, и пытались максимально правильно скопировать внутри Казахстана. Так все стартовые наши сервисы «chocolife» и «chocofood» «chocotravel», «lexmark», мы просто копировали на каком-то этапе. Где-то года два назад, мы начали пробовать делать что-то самостоятельно. Ну, например, «Рахмет» — это полностью наша работа.
- Опять-таки «Рахмет» это тоже экономия. Почему именно элемент экономии вы взяли? Я так поняла что детство у вас было довольно благополучное. Студенчество тоже было у вас хорошие деньги крутились, для студентов 500 долларов.
-Мне кажется, что до определенного периода, даже, когда ты предприниматель, ты нормально зарабатываешь. Но ты в том числе начинаешь нормально зарабатывать, в тот момент, когда ты учишься вести бизнес. А когда ты ведёшь бизнес, в том числе должен осуществлять какие-то правильные закупки. Если ты, например, даже на уровне закупок что-то закупаешь, свой бизнес, ты не торгуешься. Если ты не получаешь ценные для тебя условия, то твой бизнес скорее всего будет так себе себя чувствовать. Элементарно об арендной плате договориться, о зарплате сотрудников и всех остальных. То есть это тоже определенный этап переговоров. Конечно, если мы находим способ что-то дополнительно сэкономить, использовать какой-то софт, нанимаю людей, что-то еще делать — это здорово.
И когда, сколько бы ты не зарабатывал ты всё равно думаешь как сделать бизнес ещё более эффективным, поэтому мне кажется желание не переплачивать, желание экономить ресурсы и направлять их на что-то более важное, ценное позволить что-то дополнительное это в целом фундаментальная человеческая потребность, которая никогда не выйдет из моды.
- Вы выбирая бизнес, выбрали то, что в моде и что человеку всегда нужно то, что актуально для человека?
-Да, то что актуально сейчас и в будущем, то есть то, что важно.
- Самое важное что вы думаете о деньгах? Вот деньги это что?
- Деньги это ресурс, чтобы реализовывать свои цели, которые у тебя есть.
- Какая цель у вас? Чтобы вы хотели сделать на эти деньги еще?
-Делать глобальные продукты, классные продукты для людей это главная цель сейчас, это самое интересное.
- Сделать продукты для людей, например, какие еще, для чего, для каких целей?
- Мы все пользуемся теми или иными прикольными продуктами… iPhone классный же продукт? Классный. И ты являешься потребителем того или иного прикольного сервиса, устройства. Когда ты их потребляешь и тебя это в какой-то момент озаряет. А почему ты не можешь их создавать, интересно же создавать. Вот это такая чистая инженерная внутренняя потребность, любопытство это, а если я сам создам что-то такое. Сейчас получается, у тебя есть возможность такие штуки создавать чтобы другие люди начали ими пользоваться, это просто очень интересно
- iPhone, это то что можно потрогать, а что вы предлагаете — это на стыке между финансовой услугой и продуктом..
- Whatsapp крутой продукт, классный люди обожают его
- Продукт для общения….
- Да, вы его не можете потрогать тоже, ватсап это приложение, тем не менее это потрясающий продукт который позволил нам экономить глобально — миллиарды долларов на общении. Мы больше не платим за эсэмэски, насколько больше мы стали общаться, насколько удобнее стало
- То есть такие продукты, что позволяют людям становиться счастливее, когда экономишь. А считаете ли вы что «сэкономил тоже самое что заработал»?
-100% конечно. Потому что с точки зрения, вот если ты сейчас не сэкономил, тебе придется завтра заработать, то есть ты усилия потратишь ровно те же. Поэтому это 100% одно и тоже
-А если я сегодня не сэкономила, а потратила, значит, что я сделала?
-Вы потратили :) и вам придётся завтра больше работать чтобы вернуть эти деньги, терять время потерять время которое вы могли потратить на что-то другое, чтобы просто заработать. То, где вы вчера могли бы просто сэкономить. Условно у вас есть одна фраза, а давайте вот когда вы что-то покупаете, и спрашиваете сколько это стоит? Вам отвечают 500 тенге, у вас есть возможность потратить секунду и спросить «Давайте за 400 или не спросить». Это, полениться, постесняться, но завтра вам придется 100 тенге дополнительно заработать.
- Хорошо, вот у нас заканчивается 10 минут ещё беру пару минут блицом. На чём вы ездите?
- На машине
- На какой?
- Lexus is250 2015 года выпуска
- Вы сами ее купили?
- Да.
-Где вы питаетесь в основном?
- В основном сейчас заказываю chocofood, это не реклама, то правда, Просто сейчас всегда получается так что часов в 12:00 в районе часа
-То есть вы заказываете еду?
-Да, я не хочу терять время на выход
-Сколько вы тратите на питание?
-В день где-то 2000-2500 в среднем на обед, где то так, заказываю еду.
- Вы не ужинаете?
- Ужинаю я дома, в итоге, я не знаю сколько это стоит
-Да, я поняла вас. Теперь по поводу досуга, как вы проводите досуг…
- Как я провожу досуг?
-Да, есть ли он у вас?
-Конечно есть, да то есть мы гуляем, встречаемся с друзьями в кафешках, мы водим детей в какие-то там детские кафешки например, в Мегу с ними можем пойти, в аквапарки В общем любим какие-то плавательные штуки вот так как-то…
-Ну и конечно не могу не спросить, а как вы считаете есть ли у нас здесь средний класс, вот в Казахстане
-Конечно.
-Сформировался?
- Мне кажется, ну вот опять же, наши сотрудники это типичный средний класс.
-Типичный средний класс сколько зарабатывает?
- Мне кажется, если брать на человека, то это пожалуй от 150 до 200 тысяч, если ты 150 зарабатываешь то в принципе ты будешь себя неплохо чувствовать, мне кажется
- Один?
- Один, конечно, один если там семья, то это конечно другое, если семья 4 человека они по должны 600 зарабатывать.
- 600 тысяч… по 150 тысяч на каждого?
-Да.
-То есть если двое родителей двое детей они должно быть минимум 300 тысяч или 600 тысяч?
- Да, но если двое родителей, двое детей, мне кажется 600 тысяч. Тогда они уже будут полноценный «средний класс», могут себе позволить выехать отдохнуть куда-нибудь, то есть какие-нибудь все базовые без наворотов штуки.
- И последний мой вопрос. Если вы считаете что средний класс сформирован, то каким вы его видите?
-Мало сформирован
-Мало, но есть всё-таки?
-Да
-Как вы видите Малый и средний бизнес в Казахстане, Какой он у нас: богатый или небогатый? С точки зрения чисто финансовой…
-На мой взгляд он не образованный. Это основа того, что он небогатый, т.е. не хватает нескольких вещей.
Базовой вещи не хватает — амбиций. Люди не очень амбициозны. И следующий, второй момент — не хватает знаний. А знаний не хватает из-за лени в первую очередь. Опять же, где-то отсутствие амбиций. Им не нужно много знаний, чтобы построить что-то значимое. То есть, они начинают торговать на базаре и, в принципе, готовы всю жизнь торговать на базаре.
Условно, я не говорю, что это плохо. Но это просто показывает где-то в том числе, что этого достаточно, то есть и не думает, как это делать дальше, как открыть киоск стать более успешным, потом открыть сеть киосков. Выйти в другую страну, вот там амбиции заканчиваются. То есть если достаточно денег, то достаточно и всё…дальше не идут.
-А в чем причина как вы видите?
-Может быть кто-то не хочет перенапрягаться у европейцев тоже это есть.
- Лень? Перенапрягаться это что делать, то есть дополнительно что-то делать, вкладывать свои время энергию?
-Ну вот, у европейцев есть такое понятие как «нужно время для жизни». То есть им важно. Они не хотят работать в субботу воскресенье, они за то чтобы меньше зарабатывать, но в субботу воскресенье отдыхать, для них это как бы важнее. А для кого-то, кто-то готов работать в субботу воскресенье, но зато зарабатывать больше. Поэтому как будто — не сильно хотим напрягаться, это где то микс с отсутствием амбиций.
- И про необразованность МСБ — это вы имеете в виду — высшее образование?
- Нет, я имею в виду бизнес-образование. Сейчас всё бесплатно, иди получай…. куча бесплатных книг.
Наверное, неправда, что денег на книг нет. У всех есть деньги на книги, пусть меньше на что-то другое потратят. То есть купить книгу — это дёшево, ты прочитаешь 10 книг, тебе это будет стоить 40 тысяч тенге за год, но ты будешь гораздо более крутой предприниматель, чем до чтения этих десяти бизнес книг. Поэтому здесь лень я думаю, да ему легче там посидеть кальян покурить, чем книжку прочитать.
- Какая-то вот ваша глобальная мысль для МСБ — деньги им должны стать чем?
- Я думаю самое правильное отношение это ресурс.
-Нет, прежде чем этот ресурс получить человек же должен какое-то отношение к деньгам проявить, если он не не любит деньги, считает, например, что из-за них все беды?
-Ну вот беды… Есть тоже хорошая фраза, кто то говорил, что деньги это как лупа, хорошего человека делает лучше, плохого еще хуже.
То есть это объективное понятие сущности, деньги это объективная вещь это та вещь которая позволяет нам сделать удобными там взаимообмен.
А вот их количество, умение зарабатывать, это безусловно благо. Я сильно верю в какие-то фундаментальные истины.
Если ты хочешь заработать деньги, то ты должен принести благо в общество. Если ты его не принесёшь то ты и денег не заработаешь. Потому что деньги тебе платят только за что-то, сейчас тоже никого не обманешь, не нагнешь принести деньги просто так. Дай благо обществу, и тебе взамен дадут деньги. Если этого блага недостаточно ты не получишь деньги это справедливо.
-Вы считаете деньги по утрам вечером или в конце недели или как вы считаете свои деньги, личные расходы?
-Личные? Вот с личными это интересно мне всегда хотелось дойти до этого состояния чтобы я их не считал, я для этого всегда вел бюджет.
Я был в этом плане очень дисциплинированный, но последний год я его не веду. И я рад что я его не веду, то есть это некое состояние, когда ты понимаешь, что ресурсов тебе достаточно для жизни для того чтобы их не считать ежедневно, ежемесячно и т.д.
-А считали?
-Считал, ну вот до прошлого года…лет 5 наверное считал
- Что вы считали конкретно?
- Я считал всё, записывал все траты, у меня была ежедневная таблица, по итогам дня я садился и все траты заносил в Excel лист. В итоге я точно знал сколько я трачу на еду, сколько я трачу на транспорт, на стрижку, сколько я трачу на всё, на развлечения и т.д., у меня был лимит ежемесячный.
Если я видел что подхожу к лимиту ежемесячному я понимал, что больше не могу тусоваться, например, или что вот здесь надо «прижаться»… Я говорю супруге — так, супруга мы не можем больше покупать вещей в этом месяце.
Вот, например, видя, что мы к лимитам подходим, мы начинаем сжиматься. Я помню эти моменты, это у меня было на встречи деловые. Если ты проводишь встречи на выезде. И тут на очередной встрече у тебя бюджета уже нет, ты говорил давайте встретимся у нас в офисе это всё бесплатно, например.
- Вы сейчас перестали считать деньги, но примерно сколько вы тратите в день, в неделю, в месяц?
- Если не считать путешествий, не считать одежду, просто это два бюджета, которые может абсолютно большими, очень сильно большими могут быть. То с учетом аренды квартиры, плата за школу, детсад , детей и так далее около миллиона в месяц.
- То есть миллион вы тратите не считая одежду путешествий?
-Да, не считая только двух вещей — это путешествие и одежда.
- Не могу не спросить, где вы одеваетесь?
- У меня есть любимый магазин, там хорошие вещи, но когда там распродажи…. например, сейчас идет распродажа, и ты можешь купить рубашки которые стоили 200 баксов, ты можешь купить их за 50 за 10-15 тысяч тенге.
- Рамиль, всё понятно про ваши затраты, спасибо за ответы, но вот пожалуйста, покажите свое портмоне. Сколько в нём денег сейчас?
- Ноль сейчас со мной…
- То есть, можно это сфотографировать и показать? И скажите пожалуйста, почему ноль денег?
-Да можно, ну так получилось. Мне обычно всегда нужна мелочь потому что я всегда оставляю чаевые…
- Мелочь это сколько?
- Пятьсот, тысячу, две — это такие деньги. Потому, что я всегда оставляю чаевые и когда вот так это тоже не очень хорошо..
- Сколько-то карт в портмоне вашем вижу, там они тоже по нулям?))
-Нет, конечно, что вы! (смеётся).
- Если по совокупности то только сколько на карте в нулях после цифр, 5 или 6 нулей?
-Нет, ну точно 7 нулей, после цифр ))
- Спасибо, за интервью!
фото вместе с Мухоряповым Мухоряпов с пустым портмоне портмоне мухоряпова 1

130

фото за столом

PRO кредит. Безжалостный и беспощадный

PRO кредит. Безжалостный и беспощадный.

Однако, не всегда и не для всех.

Сегодня я с удивлением узнала, что оказывается каждый заемщик, попавший в сложную жизненную ситуацию, может выиграть в суде. В нашей стране, кредиты популярны. Судите сами — 6, миллионов 300 тысяч человек имеют кредиты. Хотя уж… лучше б они имели что то получше чем кредиты! Физические лица заняли у банков 5,73 триллиона тенге. При этом около 1,5 миллиона казахстанцев имеют просрочки по кредитам, все эти цифры обычно называют — «по официальным данным».

Но нет никаких официальных данных о том, что происходит с теми, кто просрочил займ и совсем не на один день, а не выплачивал годами…. Что с ними происходит и какие они переживают драмы, трагедии и беды, знают только те, кто занимается их защитой в суде.

 

Если только у ответчиков хватает сил дойти до суда. Бывают и это уже часто, что люди просто… умирают от тех стрессов, которые вызывают финансовые проблемы.

Что же, кто виноват? Банки? Нет, конечно. Банки правы в своем праве истребовать то, что по закону и договору положено. То есть взял деньги – верни их. И тут никто не может осуждать банки за их законную деятельность.

Однако. Есть на рынке так называемые коллекторы. Как правило, банки именно им передают дела. Почему и для чего? Читайте в интервью.

Сегодня я пригласила к разговору известного адвоката Серика Айтбаева.

Если у вас появятся вопросы – его профиль указан, пишите прямо к нему. Я не занимаюсь защитой прав заемщиков, я интервьюер. И следующий мой гость…. Впрочем, сейчас не об этом.

Благодарю вас, за сегодняшние репосты, друзья.

Надеюсь, что мы в интервью немного приоткрыли завесу тайны по взаимодействию с «профессиональными» коллекторами.

@

- Серик, про то, как определить «злостного» неплательщика. Если коллекторы пришли к заёмщику, он уже в категории «злостных»?

- Да, есть такая категория заёмщиков, которые задержали выплаты до 90 дней, которые так называемые «мягкие» заёмщики, soft collections.

Считается, они еще могут заплатить. И срок установлен для их категории — до 3 месяцев, 90 дней. По факту, у них проблемы в семье, с работой, и они выбиваются из графика платежей. Но «занимаются» ими в банке только до 90 дней, то есть обзванивают, и напоминают, что нужно заплатить.

Задержка платежей свыше срока 90 дней, уже считается hard collection. И принимаются меры либо по предварительному взысканию через суд, либо через коллекторов. И как правило, в суд передаются дела заемщиков, не выплачивающих кредит не только свыше 90 дней, а даже больше, чем один год.

То есть если человек свыше одного года не платит, то никаких мер не принимают по погашению задолженности. Дело передают коллекторам, и они занимаются этим должником.

Здесь есть нюанс, с точки зрения юриста. Мое мнение такое, что каждая сторона должна доказать в суде те доводы, на которые ссылается.
Но у наших заёмщиков есть очень большое чувство ответственности: да, я взял кредит, я должен.

В то же время, если коллектор обязан взыскать с вас долг, то он должен обосновать, что вы реальный должник. Понимаете? То есть очень часто бывает, что коллекторы не могут доказать наличие долга.

Несмотря на то, что человек брал кредит, брал деньги, но документов этих у коллекторов нет. И здесь очень двоякая ситуация. У заемщика – играет роль совесть, это с одной стороны, с другой стороны – есть закон, который требует доказательств, которых у коллекторов просто нет.

 

- Каких именно нет доказательств, о чем речь?
- О том, что реально был долг. Должен быть документ, доказывающий фактическое получение кредитных денег в банке. То есть бухгалтерский документ: платежное поручение, расписка, платежный ордер и так далее. А на практике, есть только устное признание самого заёмщика, что да, я должен деньги. Либо, он игнорирует долг и просто не ходит в суд.

 

Когда подключается юрист и говорит – предоставьте мне документы, что я брал долг, что у меня есть такой долг,

то у коллекторов возникает ступор. Он говорит: — Как, вы же брали кредит? Почему вы отрицаете это? Объясняю им как юрист.

Дело в том, банковские документы о выдаче займа хранятся 5 пять лет. При этом сам договор архивируется надолго, по архивным правилам – на 70 лет.

А документ о выдаче займа, доказывающий получение денег заемщиком — это платежное поручение, хранится всего 5 пять лет. По истечении пяти лет, уничтожается. Официально. То есть документов, что вы брали кредит, через 5 лет – нет. И ни у кого их не будет.

А ввиду того, что у нас долгое время отсутствовала практика применения «исковой давности» по кредитам, банки этим не заморачивались. То есть они уничтожали платежные документы, сохранили Договор займа и всё.

Дело в том, что по нашим законам, Казахстана, помимо договора, заимодатель должен еще доказать факт передачи денег.

Почему у нас требуют часто расписку, либо документ передачи денег. У нас об этом многие забывают, что должно быть два документа. Первый – договор займа, второй – документ подтверждающий передачу денег.

Второго документа часто у коллекторов нет.

- Почему в суде коллектор, а не банк? В деле по взысканию долга кто истец, и кто ответчик?

- Часто у банков нет ресурсов , вернее они не считают нужным тратить свои ресурсы на взыскание долга. Они передают его так называемым коллекторам, которые собирают долги. Это профессиональные люди. Им передаются договоры, часть документов с досье, подтверждающая факт передачи денег.

- Что вы имеете ввиду, досье, подтверждающее факт передачи денег, от кого и кому? От банка коллекторам?

- Факт передачи денег заёмщику – тому, кто получал кредит. Коллекторы из банка получают договор.

- Копию договора?

- Нет, оригинал. И некоторую часть кредитного досье: удостоверение личности, анкету, и так далее. ..

- Серик, значит ли это, что банк распрощался с кредитом, если отдал оригинал документов?

- Да, распрощался.

- То есть продал долг?
- Да, продал.
- Какова цена долга у нас на финансовом рынке? Возьмем условно 1 миллион тенге, сколько стоит купить такой долг?

- В каждом случае коллекторы сами договариваются. Очень часто коллекторы являются аффилированными компаниями с банками. То есть нельзя просто так прийти и сказать – я куплю у вас долг, эти компании, фактически сотрудничают с банками.
- Примерно, сколько стоит долг, средняя цифра?

- Примерно, наверное, 30-50% от суммы займа. Точно я не знаю, эти цифры никто не называет.

- Таким образом, у коллектора — оригинал договора, кроме бухгалтерских подтверждающих документов, которые служат доказательной базой в суде?
- Да, все правильно.
- Поэтому, если клиент приходит в суд, то он может выиграть дело, я правильно понимаю?
- Да, может.

- А почему не выигрывают?

- Смотрите, что есть у коллектора? У него есть оригинал договора, есть распечатка с компьютерной базы банка о том, что выдавался кредит. Но это просто распечатка из электронной базы. Документа нет, в качестве доказательства передачи денег заемщику – у него нет.

 

Бухгалтерский документ хранится в самом банке, его на руки коллектору не дают, потому что это внутренний бухгалтерский документ, бухгалтерская отчетность.

- А это не является банковской тайной?
- Нет. Банковской тайной у нас является операции по депозитам, кредитам и так далее. Но если, мы сами даем согласие, когда подписываем договор, подписываем согласие, о передаче персональных данных и так далее…

- К примеру, пришел клиент и он говорит в суде, что я не выплачиваю кредит, признается чистосердечно. Именно это берется в основу доказательства?

- Часто именно это доказательство и берется. И очень часто, я вот слышал в суде, ответчик если приходит без юриста, на него судья кричит. «Ну ты же взял кредит!»

- Что, прям кричит?

- Да, я вот сам слышал, ты что взял кредит, теперь дурака включаешь, почему ты не выплачиваешь кредит? Ко мне приходят клиенты, которые говорят, вот я пошел один в суд, и на меня судья кричал. Ругался, там еще что-то… И когда я прихожу в следующий раз с клиентом, а судья ведет себя очень культурно и вежливо.

- Приведите примеры, что именно вам удалось защитить в запросах клиентов, и это клиенты каких банков? Или наоборот, не удалось защитить их интересы?

- Знаете, сразу скажу, что на 90% эти дела проигрышные. Потому что суды идут навстречу банкам. Они говорят, да, ты взял кредит и так далее.
Несмотря на то, что мы доказываем, что нет документов, подтверждающих факт передачи кредита. К примеру, у меня было дело с АТФ банком, я его не вел, а консультировал. И люди выиграли в суде. Потому что они доказали, что на момент выдачи займа, их не было в республике Казахстан. Они принесли паспорт, что они уехали за пределы Казахстана.

В документах о займе стоит подпись, но они говорят, что не наша подпись, мы в это время были за пределами Казахстана. Также у меня было дело в бывшем Альянс банке, где представляли коллекторы. Я сказал-предоставьте документы, где был бы факт передачи займа. Там был займ беззалоговый и коллекторы не смогли доказать.

Недавно судился с Народным банком. Народный банк хотел взыскать залоговое имущество за квартиру. По ипотеке. Когда я начал доказывать: ребята, докажите факт передачи займа, они не смогли доказать. И тем не менее, они отказались от требования по возврату залогового имущества. Они просто согласились с нами и сказали, их устроит решение, что человек должен деньги. И всё. И не стали требовать взыскания квартиры, которую хотели забрать в счет долга. Это половинчатое решение, устроило обе стороны.

- Какая сумма обсуждалась?
- Сумма была порядка 20 миллионов тенге. Суд проходил по делу о взыскании ипотечного долга оформленного на покупку однокомнатной квартиры, в центре города.

- И они договорились полюбовно, то есть мировое соглашение было?

- Банк сказал, будем взыскивать с заработной платы, будем предпринимать другие меры по реализации квартиры.
- То есть истцу разрешили там жить?
- Да.
- Вы говорите, что в 90% случаев проигрышные дела, и в то же время, привели в пример выигрышные….
- Истец не выиграл, ему разрешили жить в этой же квартире, до тех пор пока выплатит долг. Он согласился обязался выплачивать своевременно.

- Какие самые сложные бывают при защите прав заемщиков?
- Самые сложные дела, это когда заемщик признает долг. Он говорит, да, я должен деньги. То есть его сложно убедить, у него опускаются руки.

Он говорит, да, пусть забирают квартиру, пусть все забирают у меня. Как бы у него опускаются руки и с такими людьми сложно работать, даже чисто психологически, он уже сдался.

И самый сложный случай, когда люди берут кредит и при этом закладывают свою квартиру, квартиру ближайших родственников, друзей, и потом не могут выплатить кредит. И из-за этого у них случаются проблемы со здоровьем.
Часто инсульты, инфаркты, и они умирают. На нервной почве, стрессовые ситуации случаются, и потом родственники не знают, что делать.

Вот у меня такое дело сейчас, длится порядка трех лет с Каспи банком. Человек взял кредит, тоже где-то порядка около 20-ти миллионов. Сейчас долг вырос до 50-ти миллионов.

Он заложил квартиру своей матери, не смог прокрутиться… и умер. Сейчас пытаются его мать, престарелую бабушку, порядка 80 лет, выселить из дома. То есть у нас решение суда, мы дважды обращались в Верховный суд. И вот недавно Верховный суд нам отказал, сказал, да, Каспи банк прав. Подлежит там исполнению, нужно отобрать жилье у бабушки.
Хотя это единственное жилье у престарелого человека. Взял сын кредит на развитие бизнеса и умер. Ему было 53 года. То есть со стрессом не смог справиться.

Сейчас у меня другой клиент. Взял кредит порядка 40 миллионов тенге, тоже заложил квартиру матери, и тоже не может выплатить. Кредитовался в микрофинансовой организации.
Теперь по решению суда, человек должен порядка 40 миллионов тенге, не платил вовремя и набежало столько, это проценты накрутили. Сейчас этот человек пытается продать дом матери. И хотя бы покрыть долг….

Основная проблема то, что человек сдается. Смотреть надо любое дело в отдельности. Но есть у нас срок решения дела, срок исполнения – три года. То есть если в течение трех лет решение суда не исполнено, и банк не обращался за принудительным исполнением, то решение суда считается погашенным, то есть невозможно к принудительному исполнению.

- Документов нет?
- Нет, прошел срок исковой давности.
- Срок исковой давности проходит по истечению пяти лет или трех лет?

- По решению суда, срок давности – предъявление к взысканию и составляет три года. Если вы после решения суда в течение трех лет принудительно не взыскали деньги, то решение всегда считается невозможным предъявить заново к взысканию.

- Как быть заемщикам перед кредиторами, оказавшись в сложной ситуации. Если лишился работы, если наступили вот эти риски, которые застраховывают обычно. Ваши рекомендации?

- Надо бороться до конца. Не опускать руки.
- Не умирать, а жить и бороться?
- Да, бороться, потому что есть шанс, сделать реструктуризацию займа. То есть банки идут навстречу.

- А если человек веру потерял, тогда как?

- Это конечно, не юридический вопрос, но тогда надо идти к психологу. Проводить беседу с психологом и найти в себе силы и бороться.

- А если он не видит смысл бороться. Считает, что вот так устроена система.

- Тогда я ничем не могу помочь. Только путем борьбы, путем обращения к специалистам, можно эту ситуацию переломить.
- Вы приводили пример, там же человек боролся, и все равно закончилось фатально, но боролся же он…
- Знаете, очень часто у человека опускаются руки, у него сильный стресс. В от этот стресс тяжело перебороть. У него все сводится к «Я должен, я должен…», и он не знает ничего о своих правах, о документах, о возможностях как выйти из ситуации. Ничего не знает. Переживает стресс. И хочет от этого избавиться. У него стресс от ожидания, что будет, ожидание худшего.

- То есть он поборолся за лучшее, потом понимает, что ничего хорошего там не будет и ожидает уже худшего.
- Вот есть клиентка у меня — женщина, она борется за квартиру порядка семи лет. И уже третьего ребенка родила. Она реально заняла деньги и не хочет платить, саботирует действия банков, и пишет в президенту, и на сегодняшний день пока не забрали квартиру.

- В процентном соотношении из всех дел, которые рассматривали с вашим участием в судах, сколько человек выиграли процессы?

- Очень мало. Порядка 5%. Поскольку здесь совокупность факторов, при доказательстве: отсутствие документов, сроки, единственное жилье, наличие или отсутствие документов.

Допустим, если банк обратился в суд в течение пятилетнего срока, и есть доказательства, в виде документов, о которых мы говорили. И часто бывает, что передают дело коллекторам, проходит три года, а коллектор в течение трех лет не обращался в суд. Потом обращается, и ответчик вместо того, чтобы узнать – есть ли у него право на защиту, даже в этой сложной ситуации, когда понимает что должен, но не может пока выплачивать.

Он вместо этого говорит, да, я должен и опускает руки, не борется за себя.

То есть он не знает, что может выиграть суд! Потому что не смотрит на срок, а срок исковой давности, у коллектора прошел.
- То есть фактор время – играет большую роль при защите в суде?

- Да. Здесь время играет на пользу заемщиков. Именно поэтому надо бороться за свои права, даже если у вас наступили те самые страховые риски, потеря работы, проблемы со здоровьем, да много причин у людей бывает. Надо бороться, не опускать руки и обращаться к специалистам.
- Спасибо за интервью!

ps: вниманию редакторов, кто прочитал материал и хочет сделать публикацию в своих сми. Пишите пожалуйста, в личку. Данный материал объявляю авторским. За репост в фб — спасибо. Пусть заемщикам станет немного легче от того, что даже в самой сложной ситуации — есть право и главное законная возможность защитить себя.фото за столом 138

35894321_10209159303459246_4482383137468317696_n

памятка политику

Памятка политику.
Любого ранга. Любого уровня. Экстраверту. Интроверту. Уважающему себя и свои достижения Человеку во Власти.

Уважаемые господа политики. В связи с тем, что происходили, происходят, и по всей видимости, еще могут происходить невероятные события, связанные с вашими интервью.

Публичное выступление от интервью сильно отличается, поверьте мне, как интервьюеру. И особенно, если это профессиональный журналист, да еще западного сми, он может использовать Ваши высказывания слова так , как ему показалось, Вы имели ввиду.

Подите потом докажите, что Вы не это имели ввиду. Тем более, если речь идет о западном сми, в стране которого, принято придерживаться демократических взглядов. И где о цензуре вообще, не то чтобы интервью — не может быть и речи.

Что делать, если вдруг, Вам не понравилось то, как были интерпретированы Ваши слова. Вырваны из контекста. Неправильно истолкованы. Переврали, иным словом. И чуть ли не подставили Вас и Вашу репутацию.

Я не буду писать о подготовке. Полагаю, все, кто стал политиком, понимают важность момента подготовки к интервью. Это как бы по умолчанию. Собственно, вам всем по статусу полагается иметь в арсенале несколько шаблонных ответов на каверзные вопросы. Несколько трафаретных, то есть отработанных на практике ответов — на вопросы маститых журналистов.
И сегодня, я изложу кратко.

Боевой курс немолодого бойца.

Как говорится, и на старуху бывает проруха. К примеру, Вы уже имеете всё, что нужно ньюсмейкеру. Ваша речь поставлена, слова подобраны, отвечать на каверзные вопросы умеете. И вот процесс интервью – состоялся.

Памятка.

Что делать не ДО, а ПОСЛЕ интервью.

1. Не надо обращаться к пиарщикам. Потому что это затратно и неэффективно. Они с вас прежде всего затребуют денег. И максимум что смогут посоветовать – сделать еще одно – платное интервью. Оплатить как их работу, так и площадки-эфирное время изданию-конкуренту, тому сми, где было опубликовано порочащее Вас интервью.

2. Обращайтесь к журналистам. И то не ко всем, а как минимум, к главным редакторам. Как максимум, к интервьюерам со стажем, имеющим опыт проведения интервью именно в политическом аспекте.

3. Не надо торопиться с выводами и публиковать что бы то ни было, по типу – опровержений.

4. Обсудите с журналистами, как лучше всего поступить в такой ситуации. Когда ситуация неоднозначная, только издатели, с местным менталитетом, подскажут Вам как можно поступить. Да, региональные СМИ не могут конкурировать с западными ни по охвату, ни по рейтингам. Однако именно наши маститые журналисты имеют опыт выхода из кризисных ситуаций, и как никто другой понимают, каким новым контентом, публикацией, эфиром, или еще каким угодно действием можно адекватно отреагировать на произошедшее.

5. Есть вероятность, что придется разобраться с дефинициями. Пригласите профессионального юриста — растолковать местные законы и законы западных СМИ в праве опубликования интервью. Если есть такое право – наверняка можно и оспорить опубликованное, интерпретированное интервью.

6. Правовое поле – для всех одинаковое, не только в стране проживания, но и по международным Конвенциям. Есть ли нечто подобное в опыте других политиков, других стран. У нас по закону о СМИ интервью относится к разряду совместной ответственности 50 на 50. То есть если Вы не захотите публиковать записанное интервью, имеете право отказаться. И точно также, если журналист передумает – также может отказаться от публикации.

7. Какой наиболее вероятный сценарий развития ситуации – доверьтесь своей интуиции. Только Вы сами лично сможете ответить на собственный вопрос как быть, если речь идет именно о пошатнувшейся Вашей репутации?

8. Политикам, опытным интервьюируемым, которые не раз и не два общались в больших интервью с журналистами, часто бывает ясно с первой минуты – кто перед ними, как реагировать на вопросы. Однако, если так сложилось, что Вы сказали то, что сказали, то теперь определитесь — какова Ваша цель, чем Вы хотите закончить ситуацию?

9. Представьте, что Вы смогли увидеть далеко идущие последствия от этого интервью — только ли Вам лично наносит ущерб данная публикация, или может, процесс намного сложнее и в целом речь идет об имидже страны? Снять с эфира уже не получилось, но может Вы хотите, чтобы публикации в интернете об этом были удалены? А может быть это лишнее, и как раз-таки следует воспользоваться так называемым хайпом (см.в гугле) и сделать хороший страновой пиар?

10. Не надо бояться осуждения в своей стране, собака лает, караван идет, помните? Так вот, большому кораблю, большое и плавание! Бойтесь общественного резонанса, когда Вы виноваты в чем-то. Если Вашей вины нет и есть явная интерпретация, не в Вашу пользу – ищите выход, и главное – не наломайте дров. Съесть даже слона возможно, если кусками.
Памятка написана по факту частого повторения одной и той же по сути уже классической можно сказать, для нашей страны — ситуации. Взяли интервью, вырвали из контекста, подставили человека. Так ведь имейте ввиду. Это журналисты. А у них, как правило, в интервью – редакционное задание.

Если этой памятки не совсем достаточно и вдруг у Вас появились вопросы, всегда готова на них ответить. Обо мне можете почитать на моей страничке в интернете — sofibaesh.kz В рубрике – обо мне – тренеры.

И в дополнение напишу, без ложной скромности: пять лет я работала «паркетным», как тогда называли мы между собой журналистом, освещала работу парламента и правительства. Записала огромное количество интервью.

И интервью – это моя любимая специализация в журналистике, в которой я имею опыт почти двадцать лет. Я убеждена, и все профи подтвердят, интервью — самый сложный жанр, несмотря на кажущуюся простоту.

Нескромно написала о себе? Может быть. Но, поверьте, скромность слишком дорого обошлась мне в жизни.

Теперь я знаю точно – чем ты скромнее, тем больше твою скромность интерпретируют, и вырывают из контекста твоей жизни, пытаясь сформировать твой имидж по собственному усмотрению, те люди, которые не гнушаются черным, в том числе, пиаром.

Благодаря интервью Вы, уважаемые политики, вкладываете часть имиджа, как в свой личный бренд, так и в страновой пиар. И здесь Вам – не там.

Демократические основы начинаются с уважения к инакомыслию, и даже предоставлению возможности к интерпретации…. Как вариант – почитайте, что пишут про Дональда Трампа. Посмотрите, как он реагирует. И это достойно уважения.

Грамотная реакция на негатив, на критику. Не надо никому платить за пиар. Не надо никаких тренингов. Если умеете сами, делайте. Если нет — учитесь.

Тому, что дОлжно уметь делать политику. Уважающему себя человеку во Власти.

В любой неоднозначной ситуации — давать общественности достойный ответ.

Моя почта sofiya891@gmail.com
Whatsapp 8 701 788 28 98

Телефон по которому можно позвонить не публикую из соображений оградить себя от нежелательных звонков. Но на письма и сообщения в фб, и во вотсапе – отвечаю сама.

К слову. Совсем недавно провела несколько бесплатных мастер-классов про интервью. Если необходимо, приеду, также бесплатно проведу. Теперь про то, чем занимаюсь сама – да как и прежде – тренерством. В Июле, 15-16 июля приглашаю всех заинтересованных на мой открытый тренинг «Интервью по правилам и без».

ps. Всё, что вызвало скандал – относится к разряду – интервью казалось бы по правилам, НО….35894321_10209159303459246_4482383137468317696_n 77

32416474_10208958889569024_2911253043683000320_n

Пять советов Ирины Хакамада о том, как действовать в кризис

Интервью, актуальное до сих пор, хотя я записала это интервью с Ириной Хакамада летом 2016-го …
Пять советов Ирины Хакамада о том, как действовать в кризис

1. Подсчитайте все свои ресурсы и пропишите для себя самый негативный сценарий. Например, у вас вообще нет работы, вам нужно сохранять качество жизни, но вы не можете позволить себе то, к чему привыкли.

Вы прописываете, что именно гипотетически потеряли. А затем задаете себе вопрос: что я сделаю первым делом? Например, могу сдать квартиру или полквартиры. Продать свою дорогую машину и купить авто дешевле, или ездить на такси. Не буду отдыхать на самых дорогих курортах. Буду питаться не в ресторанах, а дома, переведу ребенка из частной школы в государственную. Это ваш сценарий на всякий случай. Оказывается, вы просто привыкли к комфорту, но в жизни все бывает; можно жить не так уж и плохо: комфортно, но намного скромнее. При этом качество жизни не упускать. Все равно можно путешествовать, заниматься спортом, ходить в театр и смотреть кино.

Ирина Хакамада: Как одеваться, чтобы стать президентом
Ирина Хакамада: Как одеваться, чтобы стать президентом
Одна из самых известных и успешных женщин России дала эксклюзивное интервью… →

2. Далее следует «выйти из потока»: на пару дней отключить телефон, «отключить» друзей и все на свете, чтобы «включить» интуицию и понять, как жить дальше с позитивным настроем. То есть нужно забраться в свое подсознание без наркотиков и без психоаналитика – а для этого нужно отключиться и заняться чем-то из сферы искусства. Вы можете слушать музыку, смотрите кино, пишите картину – я иероглифы пишу. Главное: заснуть на одну ночь со своими мыслями о том, как жить дальше. Утром надо проснуться, «очиститься» и увидеть, что вам стало легче, потому что вы пришли в себя.

3. После этого стоит понаблюдать за самим собой. Представьте, что вы и психоаналитик – это два человека в одном лице. Садитесь и пишите: да, я сделал ошибку, попытался заработать такие-то деньги и все проиграл. Сегодня ситуация другая, эту ошибку мы не повторим. За такими деньгами я не гоняюсь, мне бы минимума добиться, я человек скромный.

4. Дальше нужно понять, чем заняться сейчас, если все, чем занимались раньше, провалилось. Но ответа на этот вопрос вы в уединении не найдете. Сегодня время меняется так быстро, что искать себя некогда.

5. «Включайтесь» опять в коммуникации, начинайте общаться с другими людьми, от которых вы были закрыты. Встречайтесь и знакомьтесь, где угодно – на тусовке, на улице, в кинотеатре, в ресторане. Вы должны быть открыты общению, даже когда в очереди стоите! Если раньше вы угрюмо ждали, когда дойдет очередь, то теперь, если кто-то что-то сказал, например, о погоде, вы начинаете с ним говорить. И так, слово за слово, вы увидите, что коммуникация даст вам какую-то идею, и одна совершенно случайная фраза перевернет вашу жизнь.

161

DETAIL_PICTURE__38353788

Фиаско начинающего интервьюера

 

Никогда не забуду, как организовывалось интервью, в котором я потерпела абсолютное фиаско.

Организовать интервью — казалось бы – чего тут сложного? Именно потому, что и я, начинающая журналистка, поддалась всеобщим настроениям – интервью, да легко!

И на самом деле, тот, кто работает «в поле», репортер с микрофоном, диктофоном в руках, который ежедневно выезжает освещать разные события, в конце концов приходит к выводу, что на самом деле записывать интервью – что может быть легче?

Ошибка
• записывать интервью – что может быть легче?
Аргументы? Да сколько угодно! Интервьюер – не выезжает никуда из студии.

К нему особое внимание главного редактора, потому что они вместе обсуждают и тему, и вопросы.

Интервьюера показывают в эфире, в прайм тайм новостного блока, а делает-то он всего ничего.

Подумаешь, записать разговор с экспертом…. Зрители его запоминают. И он становится популярнее, чем обычный репортер…

С убеждением, что записать интервью намного легче, чем сделать новостийный сюжет, я начинала делать свои первые интервью.

Волноваться приходилось даже очень сильно. Ведь это реальный вызов – сделать прямой эфир – всего три минуты – интересным.

Учителя в журналистике у меня были хорошие. Правильно сформировать отношение журналиста к зрителям – это основа профессионализма. На одной из утренних планёрок наш главред, отвечая на вопрос – а зачем записывать в сюжете несколько экспертов, сказал так. Запомните – наш зритель – не дурак! У наших новостей очень умные, образованные и интеллигентные зрители!

Так как новости – это очень конкурентный на рынке сми продукт, от установок главного редактора зависит успешность команды. И рейтинг новостей.

Нас еще называют – журналисты old school – старой, советской школы.

Так что же в этом плохого, подумала я, впервые услышав такую характеристику себя и своих коллег.

Ведь нас учили как делать высокопрофессиональные новости. Быть в теме, не сдаваться при первых неудачных сюжетах, идти дальше, обучаясь у коллег, у старших, тех, кто уже признанный мастер своего дела.

Своего зрителя мы никогда не считали кем-то посредственным и  относились к ним с большим уважением.

И тем больнее мне было осознавать, что мой прямой эфир с министром энергетики, провалился на глазах нашей умной аудитории зрителей.

Что же случилось, вот в чем и главная ошибка?

Каждый день в новостях, должен был быть герой интервью. Тема – либо заданная главным редактором, либо какая-то актуальная на сегодня тема, связанная с последними событиями.

Есть один нюанс. Когда общаешься с коллегами, и они знают, что ты интервьюер в этих новостях, тебе предлагают экспертов и темы также подбирают, помогают.

При организации интервью, мы в редакции обычно обращаемся друг к другу с вопросом — есть ли контакты человека, которого решили пригласить на интервью.

Так как министры – это высшее звено экспертов, тут приходилось искать контакты, уподобившись чуть ли не сыщику уровня Шерлока.

Коллега предложила – а давай пригласим министра энергетики? Она гарантировала, что он придёт. Таким образом, моя работа облегчилась. Мне не надо было делать запрос в пресс-службу, высылать и согласовывать вопросы…

Я составила свои вопросы и ожидала гостя уже в студии.

Он зашел в студию за пять минут до эфира. Владимир Школьник, министр энергетики. Ведущая новостей передает нам слово – во вспомогательную студию, но уж лучше бы того эфира не было.

Потому что интервью не заняло и одной минуты.

На все мои заготовленные вопросы он отвечал либо «да», либо «нет», либо «не знаю». Интервью свернулось за минуту: я попрощалась со зрителями, а он, улыбаясь, вышел из студии.

Я с огромным чувством вины за произошедшее, попрощалась со зрителями, передала слово ведущей новостей и тихонько закрыла за собой дверь студии…

Сказать, что это был для меня шок – значит, ничего не сказать.

Но и это был урок, как школьнице. 143

20182703025142_1

панические атаки и аэрофобия #психология страха

ПСИХОЛОГИЯ СТРАХА

друзья, продолжаю рубрику #психологиястраха
сегодня про панические атаки, и аэрофобию

Публикую интервью с врачом-психотерапевтом Еленой Лавровой.
#паническаяатака
#аэрофобия

1. Елена, что такое — паническая атака, от чего она возникает, и можно ли ее предупреждать?

Паническая атака – это приступ тяжелой тревоги, который может возникать в определенной ситуации или без нее. В момент паники неожиданно возникают симптомы сердцебиения, болей в области сердца, частого грудного дыхания, ощущения удушья, головокружения, чувства нереальности, «прилива жара-холода в теле», похолодания в руках, ногах.

Они неизбежно сопровождаются страхам смерти, потери сознания или самоконтроля, сумасшествия. Такое состояние обычно продолжается несколько минут, в среднем до получаса. Но продолжительность всегда индивидуальна. Такая реакция головного мозга и организма в целом происходит чаще всего на какую-то мысль, вызывающую тревогу.

А она уже провоцирует в условиях стресса выброс адреналина. И, как следствие, человек испытывает все вышеуказанные проявления. В обычной жизни с таким люди не сталкиваются.

Поэтому при возникновении панической атаки думают о каком-то серьезном заболевании (инфаркт, инсульт и т.п.).

Постепенно разобравшись, осознают, что это «просто нервы шалят», но часто продолжают испытывать страх возникновения другой такой панической атаки.

Для предупреждения панической атаки необходимы навыки саморегуляции и определенный образ жизни. Их индивидуально подбирает психотерапевт.

2. Как психотерапевт, прокомментируйте пожалуйста, что значит — Измененное состояние сознания? Как взаимодействуют Сознание и подсознание в такие моменты?

Это когда в момент сильной тревоги возникает перенапряжение коры головного мозга, поэтому нет доступа к интеллекту. Как результат, возникает страх на ситуацию, которая является безопасной.

И в момент паники взрослый реагирует как ребенок. Это состояние сознания, суженного вокруг одного явления, вызывающего страх.

Цепочка событий, вызвавших страх обычно базируется в прошлом, уходит в «подсознание». Обычно люди ее «забывают».

А на уровне сознания возникает страх каких-то определенных обстоятельств. И мы имеем многообразие фобий (антропофобии, канцерофобии, агорафобия, акророфобии, клаустрофобии и т.д.).

3. Сколько времени допустимо, чтобы человек находился в измененном состоянии сознания, что самое рискованное в таком состоянии человека?

Это всегда индивидуальная реакция. А видов измененного сознания много. Обсуждать в таком конкретном случае цели нет. Что касается панической атаки, то она сама по себе не является угрозой серьезных последствий для здоровья и психической деятельности. Это как «аллергия на стрессы».

Реакция физиологическая, имеет свои пределы. По большому счету, человек несет такие же нагрузки, как при кардиотренировках в спортзале.

А наш организм устроен так, что мы можем переносить и более серьезные стрессовые условия жизни. Мы же не живем в условиях военных действий? Все переносимо…

4. Каковы самые сложные проявления последствия пережитого страх и есть ли его медикаментозное лечение?

Сам страх – явление физиологическое. Он предупреждает нас об опасности, т.е. защищает. Он должен быть в структуре психической деятельности нормального человека. Но есть фобии, как уже невротические симптомы. В таком случае «сложные последствия» – это затянувшееся хроническое невротическое или депрессивное состояние, снижающее качество жизни.

Медикаментозное лечение существует. Есть несколько групп препаратов, которые эти состояния купируют непосредственно, либо действуют на неврозы и депрессии, сопровождающие панику.

Но на ранних этапах панических расстройств можно обойтись психотерапевтической помощью, не прибегая к лекарствам.

5. И теперь про фобии. Точнее про аэрофобию. Как психотерапевт с большим опытом, проясните пожалуйста, что вызывает аэрофобию, и как человеку справляться со страхом полетов?

Это довольно обширная тема. Но чаще всего аэрофобия возникает у людей, которые привыкли контролировать все жизненные ситуации, с которыми сталкиваются сами. Ответственность за собственную безопасность не доверяют передавать кому бы то ни было.

Так в момент посадки «включается» цепочка мыслей. «Ты уже не отвечаешь за процесс пилотирования самолета. За штурвалом другой человек. И ты его не знаешь. Он тебя переносит на высоту 10 000 км.

Повлиять на эту ситуацию ты не можешь. Из самолета ты не выйдешь». Чувство безопасности покидает. И все – аэрофобия!

Чаще всего фобия – это реакция на иррациональные мысли. На психотерапии они осознаются, проходит страх. В момент же приступа страха можно переключить внимание на какой-то другой объект: посмотреть фильм, послушать новости, музыку, поесть, поговорить с соседом, рассмотреть весь салон до мельчайших подробностей, встать со своего сидения и пройтись по салону, когда это допустимо.

Можно глубоко подышать животом, задерживая, без излишнего напряжения, дыхание. Попробовать расслабиться, насколько это возможно, и будет легче. Но, если человек для себя осознает, что это уже проблема, с которой трудно самостоятельно справиться, то обращайтесь за квалифицированной помощью.

После пережитого страха нужен просто отдых-релаксация. Можно принять любое растительное успокоительное. Либо просто поспать.

Адреналин постепенно выйдет из организма, головной мозг отдохнет. И человек снова будет себя комфортно чувствовать.

С наилучшими пожеланиями, Лаврова Елена

ps. У Елены нет аккаунта в фб, и поэтому, не могу тэгнуть, но спасибо за интервью!

#человек
#страхи 69

2016122816591283812_abf6b4a5b420076c373562dbf77

Проблемные займы: как правильно судиться с банками?

В последнее время у нас в Казахстане стали частыми обращения в суд по поводу банковского займа.В условиях кризиса, у многих заемщиков уменьшились как доходы, так и в принципе, платежеспособность. В связи с этим, им труднее выполнять взятые на себя обязательства. Суды по кредитам это уже не редкость. И заемщики, оказавшиеся в тяжелой финансовой ситуации, предстают перед судом в качестве ответчиков, независимо ни от каких причин, банк требует выплаты долга. Что делать и как правильно выстроить свою линию защиты, если банк подал в суд? С этим вопросом мы обратились к юристу Александру Каплану.

- «Проблемный займ» – что под этим подразумевают юристы?
Понятие «проблемный займ» состоит из целого ряда составляющих. Прежде всего — это «неплатежеспособность», ситуация, когда заёмщик не может своевременно выполнять свои обязательства. Это комплексный показатель, при определении которого учитываются доходы заёмщика в настоящее время и их прогноз на будущее, вероятность исполнения обязательств по погашению займа в будущем. Просчитываются случай дефолта заёмщика, вероятность восстановления платежеспособности, и так далее.
При этом, отмечу, что фиксация банком статуса «проблемного займа» по внутреннему учёту зачастую производится не совсем корректно.
К примеру, по закону банки обязаны предоставлять информацию по займу в кредитное бюро, однако на практике бывают ситуации, когда предоставляется некорректная и недостоверная информация о займе. Например, информация о залогах некорректная, неверный порядок погашения, размер погашенных платежей, размер оставшейся суммы, и так далее.
С точки зрения закона, статус «проблемный» займу присваивается решением кредитного комитета банка, на основании собственной внутренней политики, с осуществлением ряда соответствующих бухгалтерских проводок и внесения информации в кредитное бюро.
Однако на практике эти процедуры не всегда соблюдаются должным образом.
Истребование в суде и изучение указанной информации из самого банка зачастую также осложнено сопротивлением банка, которому невыгодно предоставлять заёмщику документарные инструменты для защиты своей позиции в суде.
Ещё одним критерием присвоения статуса «проблемного займа» является его обеспеченность. Так, выбытие обеспечения займа, например, уничтожение предмета залога, или гарантия/поручительство лица по ряду обстоятельств (например, банкротство или смерть гаранта/поручителя) вместе с существенной угрозой снижения платежеспособности должника может расцениваться как угроза возникновения проблемного займа.
Если при анализе этих факторов уполномоченный орган банка (кредитный комитет) придёт к выводу о том, что займ является проблемным, ему присваивается соответствующий статус. И вот какие последствия: списывается займ с баланса банка «на внесистемный учёт», фактически это выведение займа с баланса и финансовой отчётности банка. К последствиям присвоения статуса «проблемный» относится и прекращение попыток досудебного урегулирования погашения займа.
И в этой ситуации, хоть и абсурдно, но судебное взыскание просроченных сумм встречается на практике. При отсутствии возможности взыскания займа, когда займ признан безнадёжным — списание займа, то есть, фактически, прощение долга.
Такие ситуации крайне редки, и немаловажным фактором является то, что со списанных займов банки должны оплатить налог в размере 20% за списание обязательства, чего банки, по понятным причинам, делать не хотят.
- Из-за каких займов в основном судятся – по ипотечным или потребительским кредитам?
- Такой статистики у меня нет, однако могу сказать, что наиболее простые по судебному взысканию и исполнению как для суда, так и для банка и заёмщика — потребительские займы, а наиболее сложные — ипотечные и залоговые займы.
По первой категории дел заёмные суммы, в основном, небольшие (часто до 10 миллионов тенге), и могут быть взысканы как с заработной платы должника, так и с продажи его имущества.
А вот ипотечные займы зачастую берутся на крупные суммы (до 1,5 млн. $ и выше), и судебные разбирательства по ним сопряжены с существенными имущественными интересами банка — с одной стороны, и имущественными рисками заёмщика — с другой.
- С чего надо начать свою линию защиты клиенту, просрочившему выплату кредита?
- Прежде всего следует обратиться к юристу, имеющему практику по такой работе. Каждое дело уникально и неповторимо, и всё-таки я попробую выразить общие рекомендации по построению стратегии взаимодействия с банком и судом по таким делам.
* Во-первых, тщательно изучите все имеющиеся документы — договор банковского займа, договор залога (если есть), затребуйте кредитный отчёт с ТОО «Первое кредитное бюро» или АО «Государственное кредитное бюро». Обратите внимание, что такой отчёт можно получить бесплатно один раз в год.
* Во-вторых, внимательно изучите доверенности и приказы на лиц, с которыми непосредственно работаете, есть ли у них полномочия по тем вопросам, с которыми вы к ним обращаетесь.
* В-третьих, если банк ещё не подал в суд — то следует обратиться туда с письмом с просьбой предоставить развёрнутый расчёт вашей задолженности, включающий сумму основного долга, просроченного и уплаченного вознаграждения, пеней и штрафов.
* В-четвертых, оцените риски — перспективу обращения банком взыскания на заложенное имущество (при наличии) во внесудебном и судебном порядке. Если риск существенен и причиняет вам такой же ущерб, следует либо обратиться в банк с заявлением о реструктуризации займа. Либо предоставить дополнительные
или другие залоги вместо имеющегося. Можно залог заменить гарантией или поручительством (на практике такого практически не бывает), или заключить соглашение с банком на других условиях, исключающих реализацию залога.
* В-пятых, если риск обращения взыскания на залог существенный, а банк от принятия предложенных мер уклоняется, что бывает чаще всего, то на 90% банк уже готов к суду. Значит, следует подготовиться и вам.
Сейчас практика складывается так, что банки, чаще всего, взыскивают не всю сумму долга по займу, а лишь часть самого основного долга, в таком размере, который обеспечен залогом (при его наличии), или такой суммы, которую, по оценке банка, заёмщик наиболее реально может погасить в ближайшей перспективе.
При этом должник остаётся должным оставшуюся часть займа, включая вознаграждение, которые банк может взыскивать в любое время.
Следует помнить, что по требованиям банков о взыскании задолженности по займам срок исковой давности не ограничен (по прочим требованиям — 3 года). И после просрочки оплаты текущего платежа более чем на 180 дней, размер вознаграждения и неустойки банком «замораживается» и не начисляется более.
И ещё совет для самих проблемных заемщиков. Оказавшись в суде, вы получаете иск на руки. Внимательно знакомьтесь с ним, а также всеми приложенными документами — банковским экземпляром договора и графиком погашения задолженности, уведомлениями о невыполнении обязательства, уведомлениями о проведении внесудебной реализации залога (если есть), протоколы заседания кредитного комитета, служебные записки и т.д.
Если вы не согласны с взыскиваемой суммой — требуйте назначение судебной экономической экспертизы расчёта задолженности.
Потребуйте у банка предоставить ваше кредитное досье, где должны быть протоколы заседания кредитного комитета по вопросам, связанным с вашим займом. Внимательно изучите эти документы, в них указывается «судьба» вашего займа, его история и текущий статус. Затребуйте отчёт с кредитного бюро. В зависимости от ситуации может понадобиться вызвать в суд специалистов для предоставления экспертного заключения.
И после изучения всей совокупности указанных документов выстраивается наиболее выигрышная стратегия поведения в суде. Следует отметить, что суды, зачастую, к требованиям банков более лояльны, чем к заёмщикам, поэтому надо понимать, что только 100% надёжные аргументы могу привести к ожидаемому результату.
О результате. Следует чётко разграничивать понятия «я хочу» и «я получу». Под наиболее реально достижимым результатом часто подразумевается не тот результат, который хочется получить в идеале. В ходе изучения документов в суде может возникнуть ситуация, когда ранее избранная стратегия может поменяться из-за появления ряда документов. Здесь задачей становится плавно изменить стратегию и тактику поведения в суде.
- Суммы долгов банк в любом случае взыскивает? Есть ли случаи, чтобы банк проиграл клиенту?
В большинстве случаев банк выигрывает в суде, однако бывают случаи, когда клиенту
удаётся снизить размер взыскиваемых сумм за счёт снижения размера вознаграждения и просроченного вознаграждения. И, иногда даже добиваются удовлетворения требований заёмщика по встречному иску и отказе в удовлетворении иска банка. Но такие случаи довольно редкие, можно сказать, единичные. Добиться этого можно, только при выявлении существенных ошибок со стороны банка, чего обычно не происходит.
- Бывает ли так, что судьи отдают свои предпочтения при рассмотрении дел кому-то из участников процесса – банку или клиенту?
- Да, бывает, и к сожалению, чаще всего суды отдают предпочтения интересам банков. Например, когда я анализировал судебную практику по конкретному судье одного из районных судов города Алматы, я обнаружил, что этот судья удовлетворял несколько исков банка, и взыскивал с должника сумму неустойки, в шесть раз выше суммы основного долга. В шесть раз! В другом решении — в два-два с половиной раза выше. При этом статья 297 Гражданского кодекса РК, регламентирующая возможности снижения такой неустойки (пени), на практике работает хорошо, и суды часто снижают взыскиваемую неустойку до 10-20%. Почему некоторые судьи её не применяют — отдельный вопрос.
- Какие доказательства предоставляет банк при рассмотрении дела в отношении клиента, просрочившего займ?
Такими доказательствами если перечислить прямо по пунктам, всего их будет примерно восемь.
* Договор банковского займа,
* договор залога (если есть), оценка залога,
* регистрация залога в органе юстиции,
* выписка по приходу/расходу денежных средств, из которой видно получение займа, уведомления заёмщика о невыполнении обязательства,
* расчёт задолженности заёмщика на дату подачи иска,
* исковое заявление в суд,
* оплаченная государственная пошлина за подачу иска в суд, возможно также предоставление других доказательств на усмотрение банка.
- Самый, на ваш взгляд «тяжелый судебный процесс», связанный с банковскими займами?
- Взыскание просроченного займа и вознаграждения по ипотеке, где залогом выступает единственное жильё, а у собственника и заёмщика в одном лице там проживает семья и несовершеннолетние дети. Ипотечные займы сложны, поскольку обычно существенны по стоимости для заёмщика, которому требуется защитить свои интересы. При этом суды стараются максимально исключить допущение ситуации, при которой заёмщик лишается единственного жилья.
Но даже вступившее в силу решение суда — это ещё половина дела, ведь требования решения суда ещё нужно исполнить. Но если у вас проблемный займ, то не бойтесь судиться с банком.
И не сильно надейтесь на то, что с банком можно решить вопрос «полюбовно». При этом, разумеется, свои обязательства по банковским займам, принятые и зафиксированные договором, следует исполнять в полном объёме. Однако нужно всегда помнить, что банк -прежде всего коммерческая организация, для которой главная цель работы — извлечение дохода. Иногда банки допускают ошибки, за которые, в конечно счёта, расплачивается заёмщик.
- Спасибо за интервью!
Немного статистики.
Один миллион двести тысяч казахстанцев имеют по два кредита, об этом сообщает аналитический центр первого кредитного бюро. По три кредита оформили триста двадцать пять тысяч человек. И чуть меньше – имеют более четырех кредитов. Розничный ссудный портфель составляет порядка 4,5 триллиона тенге.
Если вы еще только собираетесь оформить кредит, подумайте, просчитайте несколько раз, следуя народной пословице — семь раз отмерь, один раз отрежь. Ведь ни для кого уже не секрет, банк – особой добросердечностью не отличается.
София Баеш, основатель Финансового клуба Казахстана

167

IMG_4523

«Меня предложили расстрелять и в России, и в Казахстане» — Байтасов

Когда интервьюируемый в ответ на мой вопрос первым словом отвечает — это хороший вопрос, я знаю точно, что еще с минуту будет подбирать слова и приводить в порядок мысли, чтобы ответить на этот хороший нелегкий вопрос!

Гость в студии 365info.kz Арманжан Байтасов. Я задала таки вопрос про фотографию с Соловьевым.IMG_4523
и про коррупцию, о которой нельзя говорить…. и про самое сложное — Свободу слова.
О том, что наши СМИ не смотрят, знают все. Но далеко не все знают, почему наши медиа стали такими, что мы выбираем пультом — российские сми. Из первых уст, от медиамагната, о «красных флажках», что у нас запрещено показывать в сми. И что на самом деле, делают истцы, предъявляя миллионные иски для редакций….

https://365info.kz/2017/04/armanzhan-bajtasov/
#интервью #Редакции #365info #сми #медиа #свобода #cлова #иски#защита #миллионы #честь #журналисты

 

  192

IMG_4468

Исповедь Баян Есентаевой-Максаткызы: «Да, я изменила»

IMG_4468

 

Эта женщина никого не оставляет равнодушным!

Все ее последние проекты в кино и на телевидении, все ее достижения как продюсера,
и уже личная жизнь — стали как ни парадоксально, но можно сказать — достоянием общественности. Каждый ее шаг вызывает массу разговоров.

Кратко: мы знакомы со времен работы на КТК, до сих пор сохранились теплые отношения, хотя мы не подруги и почти не общаемся.

Однако, мне лично, как интервьюеру пришлось нелегко.

Помимо того, что она медийная личность, Баян ведь и сама интервьюер. Что вышло из нашего интервью — смотрите на портале 365info.kz. Благодарю коллег с портала за отлаженную и четкую работу редакции.
Мои личные благодарности всей команде — от координатора Зоя Леонович (Zoya Leonovich) до главреда Николай Халабузарь , операторам Никите и за видеомонтаж Аркадию, гримеру Галине — отдельное спасибо  :) .

ps/ На мой взгляд, Баян Есентаева, Баян Максат-кызы вполне способна войти в политику. Вопрос об этом я задала…. Вопрос про измену — я не задавала  :)

 

 

 

IMG_4464

 

 

 

интервью опубликовано на портале 365info , полную версию, а также частями, сможете посмотреть по ссылке

https://365info.kz/2017/04/sofiya-baesh-i-bayan-maksatkyzy/  405

2016-05-18 13-33-20

правила жизни Ирины Хакамада

ИРИНА ХАКАМАДА

61 год, бизнес-тренер, писатель, публицист

Меня жизнь канает по полной. Есть люди, за которыми вселенная наблюдает вполглаза, они агрессивные, делают много плохих поступков, ходят по трупам, унижают других людей и у них всё в шоколаде!  Потом вселенная как бы опомнится, как двинет, причем там, где человек не ожидает — чаще всего это или здоровье, или личная жизнь. И человек, уже вспоминая, как жил, понимает, что это наказание.

Мне не прощается ничего.  Есть люди, которые под пристальным вниманием, и я отношусь к ним: если я сделала маленькую нехорошую вещь, какую-то ошибку не специально, тут же получаю по голове. Я уже поняла, что по-другому не получится, может быть, это судьба, но, во всяком случае, с этим надо как-то жить.

Ничего в этой жизни я не добилась случайно. Ничего в виде удачи мне не было подарено просто так, это бесконечные испытания, и если преодолевала, то я получала. Если не преодолевала, то я тоже получала, только наоборот.

Я такую жизнь провела, что на две-три хватит. Далай-лама говорит, что человек проживает две жизни. Одну – живя реально, а другую, вспоминая, когда уже уходит из этого мира. У меня получилось прожить много-много жизней. Я была ученым, потом рванула в бизнес кооперативный, потом мне взбрело в голову идти в политику, и никто не помог.  После президентской кампании я резко ушла из политики, писала роман в одиночестве. И я буду вспоминать каждый этап своей жизни с огромным удовольствием.

Я не люблю властвовать. Для меня власть не приоритет, мой приоритет – повлиять на принятие решения, которое я считаю необходимым стране, то есть при этом я могу быть никем, никто не будет знать, что я повлияла на решение.  Это еще большая власть, конечно.

Я живу, идя навстречу самой себе, рискую и за это плачу огромную цену. Моя удача – это не то, что досталось случайно.

Одиннадцать лет в политике – это полный восторг. Несмотря на дебаты, жуть, кошмар, интриги и беспредел. Ученый-кооператор – это было успешно, хорошо, но огонь не горел. А загорелся, когда я пошла в политику и смогла победить, я подожгла спичку и начала полыхать.

Я прыгала до потолка и говорила «все, я это сделала!», когда приняли закон о некоммерческих организациях, над которым я билась два года с 1993 по 1995-й. Благодаря этому закону в наших странах появилось гражданское общество. В парламенте из-за него меня топило правительство, коммунисты и Жириновский. Через два года я сломалась и подарила закон коммунистам, Глазьеву. Он понимал как это выгодно, когда любая общественная организация, фонды, театры, больницы, занимаясь общественной деятельностью, могут еще и зарабатывать деньги. Когда закон приняли – муж был свидетелем, – я прыгала на одной ноге от радости. И мне совершенно плевать, кто там автор и каким образом формально  получилось. Это была революция.

Меня не интересует власть над людьми, меня интересует результат, который повлияет на жизнь людей в хорошем смысле. Большинство политиков стремятся к единоличной власти любыми средствами. Я не стремлюсь, вот это моя беда, наверное. Поэтому я ушла спокойно.

Во мне живут два животных: собака и пантера. Собака – настоящий друг, который будет защищать и биться до конца. В качестве жены я всегда собака. А пантера – тихое животное, обладающее мощью, но никогда ее сильно не демонстрирующее. Пантера делает рывок только с одной целью – когда вопрос стоит уже о выживании.

Я билась как пантера в политике, до конца. Я и вгрызалась в глотку, и писала жесткие заявления и моталась по регионам. Это был 2004 год, Россия встала с колен, все на подъёме, и – демократические партии все как один проигрывают выборы. Яблоко и Союз правых сил смирились и уехали гулять в отпуска. Сказали, что пройдет сезон и вернутся. А вот Хакамада поперлась, и супротив кого – Владимира Владимировича Путина! Сейчас хоть какие-то проблемы накопились. А тогда цена на нефть была от 100 до 120, мы процветали, ну чего ты прешься?

А у меня прям поперло, харизма такая, что нельзя так заканчивать и покидать людей, которые поддерживали. Они должны в президентской кампании увидеть своего кандидата, надо консолидировать протест.

Семья, конечно, это прекрасно, но не на первом месте. На первом месте я.

Мужчина нужен для удовольствия. Он может быть интеллектуальным, сексуальным, каким угодно. Но если его нет никакого, но при этом он пачками приносит деньги, я все равно уйду. Не деньги главное.

Я по-другому жить не могу, меня в мужчине не интересует, сколько он зарабатывает. Меня интересует его личность. Потому что я «собака» – если я люблю мужчину, пытаюсь понять. Я служу этому человеку, но не потому что он сильнее меня и может меня унизить и уничтожить, а потому что он круче меня.

В какой-то момент непонятно чего хотят мужчины. Судя по тому, что у меня было три брака и сейчас четвертый, наверное, периодически меня это устраивает, только их не устраивает.

Когда мужчины получают друга – им хочется молодого тела, когда они получают молодое тело – им хочется умную бабу. И так их распирает – как бы сесть на все стулья сразу. Поэтому мужчина полигамен, а женщина моногамна. Поэтому мужчина имеет институт любовниц, а женщины меняют браки.

Чего не прощу мужу никогда, так это подлости.  Например, если я иду на президентскую кампанию, а он в ФСБ напишет записку, что Хакамада вчера вечером про Путина сказала такое…  И меня посадят в тюрьму, этого я не прощу.

Я не прощаю и не позволяю мужу быть тупым, ленивым и неинтересным. Полигамию прощаю. Измены, если любишь, то простишь. Денег не зарабатывает – если любишь, то простишь. Моя модель – жена-друг.

У меня все мужики – бабники, все четыре мужа. Все обожают женщин, и все гулящие, включая последнего. Меня эти измены в первый момент, конечно, торкают, а потом думаю: не важно, они все такие. Даже те, кто говорит: буду любить тебя вечно, умру в один день. Это все чепуха.

Мужчина, когда обещает, на самом деле не отвечает за свои слова. Он говорит то, что чувствует в данный момент, здесь и сейчас, а что будет через десять лет – одному Богу известно.

Я объясняю девочкам: когда выходите замуж по молодости, не идите, как на вечный конфетный период. Так не будет вечно, вы должны представить свою роль в семье через пять лет.

Имею ли я право на измену? Мне никто прав не дает. Я их беру, и все. Они со мной существуют. Тот, кто на мне женится, уже понимает, на ком женится. У меня нельзя отобрать никаких прав. Моя пантерная сущность проявляется уже через два часа. Поэтому все понятно.

В 41 год я взяла одну ложку из дома и ушла от мужа-миллионера. Все оставила, лишь бы только не связываться, суды не хотела проходить.

Полумистическая история со мной случилась в 2003 году. Когда я пошла на президентскую кампанию, моя дочь Маша заболела раком крови. Я в панике, как все нормальные матери. Кроме традиционного лечения, за которое благодарна нашим врачам, вытащившим ее без всяких заграниц, я пошла к астрологам. С одним вопросом: Маша выкарабкается или нет. Астролог-женщина долго что-то рисовала в компьютере и сказала: выкарабкается полностью. И Маша действительно выздоровела.

Астролог мне предсказала в 2003 году, что наступит время, когда вы долго просидите в паузе. С властью у вас все равно ничего не выйдет, но ваша главная миссия – отдавать людям ваш опыт и все ваши смыслы.  Я вернулась от нее и все забыла. Потому что я решила идти в президентскую кампанию.

Мне муж сказал: давай и Машу лечить, и вести президентскую кампанию. Потому что это мечта твоя, иначе ты сейчас сдохнешь. Умрешь вместе с ребенком, и ничем не поможешь. У него был такое жесткое предложение. И мы начали совмещать. Он помогал, палату мыл – там ночного ухода нет, – уколы делал.

Я встречалась с избирателями, потом ехала в больницу и делала уколы. Потом нас родители других детей освободили от мытья полов, сказали: идите уже в свою политику и расскажите там все о нашей медицине.

В 2004 году я получила свои проценты на президентских выборах, потом создала свою партию и мне сказали, что ее никогда не зарегистрируют. Я отдала партию Касьянову и ушла из политики.

После одиннадцати лет в политике я решила, что дальше невыносимо находиться в этой атмосфере, и ушла. И засела дома, закрыла офис, уволила людей, оставила лишь одного помощника.

Я думала, сойду с ума. Понимаете разницу: вы федеральный политик, все у ваших ног, а после президентской кампании вас знает весь мир. А тут тишина, вы нерукопожатны со стороны власти, вас все боятся в бизнесе, вам не сдают офисы, у вас нет денег и вообще ничего нет.

И я начала писать роман «Любовь вне игры, или История одного политического самоубийства». Политика в высших эшелонах власти с переплетением личной жизни. Половину нафантазировала, половина – моя биография. Постепенно прямо в раж вошла, я забыла, что работы нет и не надо утром вставать и куда-то бежать, я подскакивала и садилась писать. Мои герои зажили своей жизнью…

Когда я писала роман, мне позвонили. «Вы не могли бы 40 минут поговорить о личном  успехе с нашими слушателями? Мы вам даже деньги заплатим  – 100 долларов.» И я поговорила, народ был в восторге. И тут я вспомнила слова астролога.

Полно людей, с кем я точно не пойду в разведку. Потому что тех, кто готов жертвовать, держать удар и отвечать на опасную ситуацию не паникой, а действиями, всегда мало. Этих людей везде и во все времена максимум 15 процентов.

Мне крупно повезло и не повезло с одним человеком. Это мой отец – японец, самурай 10 века из рода огасавара. И мне крупно повезло, что, столкнувшись с реальной взрослой жизнью, уже после 30 лет, японская кровь начала давать свой потенциал.

До 30 лет я была совсем русская девушка. Мама такая слабая, сентиментальная, верно служащая кому угодно. Я была не уверенная в себе. Что я могу? Потом я все выдержала – все эти риски. Потому что отец был революционером, он сидел в тюрьмах, его пытали, компартия была в подполье.

Мой отец отсидел в военных лагерях, он прошел огонь и воду и медные трубы. Он мало со мной разговаривал и когда ушел у меня на руках от рака, я вдруг потеряла такую силищу, которая сидела во мне и спала. Отец был бы счастлив, если бы увидел, как я борюсь в политике.

Японская кровь отца дала мне все – и мое счастье, и мою горячую жизнь как пламя, и мои эмоции и осознание своих ценностей, и принципиальность в их отстаивании. С другой стороны, то, что я, наполовину японка, вверглась в политику – даже притом, что я родилась и живу в России, – это, конечно, непреодолимое препятствие.

«В зеркало посмотри», – сказал мне мой третий муж в 1992 году в ответ на моё «хочу в политику». С таким лицом и с такой фамилией в политику не идут. Потому что твою фамилию никто в России не сможет произнести. Я ему сказала: ты прав, наверное. И пошла, взяла деньги у бандитов. Это отцовский характер.

Женский шарм, когда включается твоя личная харизма и ты ощущаешь себя привлекательной женщиной и пользуешься своей красотой, – это у меня началось в политике, когда я вошла в парламент с бабочкой, выбритой на затылке. И все журналисты рванули ко мне: «Ну ничего себе!». Дальше пошел такой промоушн, вокруг меня стали кружиться миллион мужчин, и я поняла: все, я вылупилась из этой куколки, бабочка, наконец, взмахнула крылом.

записала  интервью София Баеш

опубликовано на esquire.kz

 

2016-05-18 13-33-20 2016-05-18 15-05-42 IMG_1785 IMG_1803 IMG_1808 IMG_1828-2 IMG_1844 IMG_1850 IMG_1851 IMG_1859 IMG_1865 IMG_1869 IMG_1871 IMG_1901 IMG_1922 (1) IMG_1922 IMG_1925 IMG_1927 IMG_1931 IMG_1942-2 IMG_1943 IMG_1945 IMG_1945-2 IMG_1950 IMG_1953-3 IMG_1969 IMG_1974-2 303

Война полов

 

сегодня публикую полную версию интервью с Мариной Таргаковой.

___________________

Нежданное появление токал, измены, разводы. Частыми стали публичные скандалы, связанные с избиениями и предательствами ранее близких людей. Кто  прав, кто виноват? Казахстан вошел в первую десятку списка стран по количеству разводов. Взаимоотношения полов. Каковы правила, все ли мужчины сво… а женщины стервы? Почему у нас столько нереально жестоких скандалов между женщинами и мужчинами? И от чего, в какой момент, мужчина начинает бить женщину? На вопросы, которые вызывают столько разных эмоций у обоих полов, отвечает одна из лучших экспертов-психологов  в семейных отношениях, Марина Таргакова.

 

Читать далее 137

2016122816591283812_abf6b4a5b420076c373562dbf77

Проблемные займы: как правильно судиться с банками?

В последнее время у нас в Казахстане стали частыми обращения в суд по поводу банковского займа.

2016122816591283812_abf6b4a5b420076c373562dbf77
В условиях кризиса, у многих заемщиков уменьшились как доходы, так и в принципе, платежеспособность. В связи с этим, им труднее выполнять взятые на себя обязательства. Суды по кредитам это уже не редкость. И заемщики, оказавшиеся в тяжелой финансовой ситуации, предстают перед судом в качестве ответчиков, независимо ни от каких причин, банк требует выплаты долга. Что делать и как правильно

183

123 петякшева — копия

Почти каждый родитель недоволен поборами — и почти каждый молчит. Но есть рецепты борьбы.

Об этом говорит Наталья Ковалева, исполнительный директор Transparency Kazakhstan. Этот фонд занимается исследованиями в области коррупции, проводит просветительские мероприятия. Цель: популяризовать нулевую терпимость по отношению к ней, повысить правовую грамотность. Один из последних проектов фонда – антикоррупционная школа. Ее провели в Караганде и Актау, на собраниях присутствовало 170 человек. Говорили о том, как противостоять коррупции, как ее различить. Проводили практические занятия, чтобы граждане понимали, что именно зависит от них, как живет наша страна. И вот теперь такое собрание пройдет в Алматы.

 

Читать далее 127